Extreme Tokyo

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Extreme Tokyo » Бизнес-центр » Крыша бизнес-центра


Крыша бизнес-центра

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Крыша высотного здания. Доступ только для работников компаний. В большинстве случаев.

2

Yoshiro Higa/Kojiro Shogo
Ночной клуб "Ageha" >>>

Шого прекрасно понимал, к чему приведут данные слова, понимал, но удержаться не мог, он просто банально не мог понять, зачем вот так нужно от себя бегать. От своей судьбы, когда все тело и разум рвется в одном направлении, а ему запрещают или ставят мыслимые барьеры, продолжая раскатывать этот ком, который по подобию снежной лавины с годами становится все больше, пока ты уже не захлебываешься в собственных эмоциях. А поэтому, бейсер не стал сопротивляться, позволив вытащить себя из клуба на улицу.
Не допитый алкоголь, оставленные друзья. Но это все такие мелочи по сравнению с предстоящими событиями. Не каждый день люди принимают что-то своё и учатся жить заново. Сегодня должно было свершиться только одно: осознание человеком своего дальнейшего пути. Либо да, либо нет, среднего не дано.
Посмотрим, чем закончится эта ночь.
Чума не проронив ни слова достал рюкзаки со снаряжением из своего багажника. Свой и один про запас. Он всегда возил их с собой на всякий случай — мало ли как планы могут измениться за ночь. Как, например, сегодня.
Молодые люди молча шагали к бизнес-центру, думая каждый о своем, но в совокупности примерно об одном и том же. О предстоящем полете.
Одежда в момент промокла от дождя, а от холода выветрилось начавшее было подступать алкогольное опьянение. Вода заливалась в ботинки и неприятно хлюпала внутри, от чего общее ощущение дискомфорта только усиливалось.
Плевать!
Надо же, со вчерашнего дня их неожиданного знакомства с Йоширо события развиваются со стремительностью урагана. И неизвестно, куда он повернет на этот раз и что случится теперь. Коджиро осознавал только одно — все это ему безумно нравилось. Да, пусть так, пусть при таких обстоятельствах и в такой нелепой последовательности, но нравилось. В этом человеке было что-то до боли знакомое духу. Что-то необьяснимое обычному человеку — элемент отрешенности от мира, его порядков в купе с решимостью духа и продуманности действий.
- Я знаю проход, где можно проскочить незамеченными от камер наблюдений, да и, если вдруг нечаянно попадем, то на фоне дождя определить личность будет почти нереально.
Бейсер ловко свернул в проулок и в определенном месте довольно акробатично перемахнул через забор.
- Долго я буду вас ждать, дамочка, - донеслось с другой стороны. - Поторапливайтесь, а я бы хотел уже быстрее перейти ко второй намеченной части наших приключений.
Коджиро подбадривал спутника любым способом. Задерживаться сейчас было нельзя - их могли заметить со стороны центральной улицы.
Дождавшись Йоширо, Шого указал тому на пожарную лестницу.
- Поворот камеры осуществляется примерно за двадцать секунд, - со знанием тонкостей данного дела, произнес Чума. - камера задерживается в стороне, после чего снова поворачивается в эту сторону. - экстремал осмотрел подступы к лестнице. - Я уже прыгал отсюда. Наша задача проскочить за это время незамеченными.
Быстрый взгляд на Хига:
- Ты сам-то справишься? Там расстояние в метра два от первой перекладины до асфальта.

3

Начался обратный отсчет.

Пять...

Пробравшись в переулок сквозь лужи, Йоширо остановился возле стены, по которой ползла вверх металлическая пожарная лестница.
- Ты сам-то справишься? — послышалось со спины сквозь дробь дождя.
Да за кого он... Черт, что вообще за... Кадзэ крепко сжал кулаки и стиснул зубы, безумное желание ругнуться выразилось в прыжке с места.
Сжимая пальцами поручни, он подтягивался на руках все выше и выше, пока ноги не коснулись ступеней.
Он с неким смаком поворачивается к камере, наградив ту жестом руки, точнее, жестом среднего пальца. От души отлегло, стало легче. Он продолжил подъем.
А дальше — действия доведенные до автомата.

Четыре.

Не смотря вниз, не думая о последствиях или, хотя бы. Пытаться не думать о них. С каждой новой ступенью, остававшейся позади, он приближался все ближе к прекрасному, бескрайнему и такому холодному убийце.
Не сожалеть. Слишком глупая и опрометчивая примета. Ни в коем случае не пускать ее в свое сердце — слишкоя тяжелая ноа, которая не отдерет с лица и уж тем более с сердца ветер. А подобии каменной скорлупы то самое сожаление о содеянном потянет тебя вниз, как только ты окажешься в руках невесомости.
Кадзэ тряхнул головой, ускорив темпа взбирания по лестнице. Сколько этажей в этом здании он не знал, да и метры терялись со счета.

Три.

Межпространство. Сколько прошло времени? На какой он уже высоте? Почему не стучит сердце? С онемевших губ слетало обрывистое дыхание, больше от некого подобия волнения, нежели страха, который полностью отсутствовал. Краем глаза он осмотрелся по сторонам — темно-серая субстанция заволакивала, пожирала, топила город. Сквозь миллионы капель он едва ли видел освещение бизнес-центра с хотя бы той стороны, по которой полз.

Два.

Еще несколько ступеней, и Кадзэ стоит наверху, подставляя лицо под избиение небесным слезам. Ни грустно, ни больно, ни холодно... Никак. Все мысли были сосредоточены на одном единственном шаге, который он одновременно хотел и не решался бы сделать, если не один случай.
- С какой вообще стати... Ты... Человек, появившийся на территории моей жизни... Заставляет меня делать то, от чего я когда-то отрекся... - Едва уловимым шепотом срывались с губ слова. Их не было слышно, их едва ли понимал сам юноша. Дождь... Дождь перебивал все. Дождь скрывал, оберегал от чужих ушей то, что было им предназначено. Но сейчас... Это было ни к чему.
- Почему я стою здесь.. Почему должен заново переживать все то, от чего так долго пытался отказаться.. Почему ты снова с легкой подачи будто сажаешь меня на иглу как заядлого наркомана.. - Голос становился практически полностью бесшумным, и сейчас одни лишь губы приоткрывались, не роняя и малейшего звука.
«Может быть, хотя бы так я смогу быть ближе к тебе?...» - Хига сделал шаг вперед, смотря вверх. Под ногами была та самая темно-серая, почти черная пустота на подобии той, в которую падал юноша по ночам, протягивая руки к свету, но свет оставлял его лететь все ниже и ниже, пока тот не подскакивал на кровати от приступа удушья.
«Может быть, ты только этого и ждешь..» - Он опускает голову, потянув рюкзак за лямки и удобнее устраивая их на плечах. Краем глаза Йоши видит, как Коджиро становится в нескольких метрах от него, но, почему-то, даже на расстоянии он чувствует тот начавший вырабатываться адреналин в его крови, который через мгновение захватит разум, подарив эйфорию.
«Может быть, ты прав»... - Хотелось сказать вслух. Для обоих. Один пусть прочтет мысли, второй — услышит слова, но... он лишь улыбнулся. Такая призрачная, но весьма открытая улыбка, по которой скатывались дождевые капли. Немного дрожащая от ускоряющегося ритма сердца.

Один.

Закрытые глаза. Глоток влажного кислорода. Шаг вперед. Сердце, замирая,  выполняет мертвую петлю и подскакивает к горлу, вцепившись в него и начиная все сильнее и сильнее ускорять свой вечный ритм. Кадзэ распахнул глаза, почувствовав стойкое ощущение дежавю. Именно так он и летел в ту самую пустоту, но... Сейчас он не тянул руки вверх. Это было бесполезно.

4

Его новый знакомый без промедления рванул к пожарной лестнице, довольно ловко подтягивая себя на руках и быстро вскарабкиваясь наверх. Коджи непроизвольно улыбнулся — для неподготовленного человека, да еще и под дождем, скользкие ступени смогли бы стать огромной помехой и замедлить темп движения, но этого не произошло.
Он еще поймал взглядом тот непристойный жест, который Йоширо направил в сторону камеры, что заставило улыбнуться еще раз, а после — быстро поднимающуюся вверх по поручням лестницы уже размытую дождем фигуру.
Чума дождался следующего захода камеры и рванул к лестнице следом. Нога врезалась в кирпичную кладку здания и сработала как пружина, дав телу мощный толчок. Руки цепко ухватились за перекладины и, перебирая по ним, подтянули все тело. Бейсер начал быстрый подъем по лестнице к крыши здания.
Путь был достаточно долгий, более двадцати этажей. Этот Бизнес-Центр был, пожалуй, одним из идеальных мест для прыжка, с единственным минусом — расположенностью в центре города. Даже ночью тут могли возникнуть некоторые проблемы с представителями закона, увидь их на этом месте. Но дождь, хоть и вымочивший одежду насквозь и заставляющий основательно продрогнуть, играл в этом деле как нельзя положительную роль. 
При подъеме Шого думал... думал о том,  не делает ли он сейчас ошибку? Не сделал ли её в клубе вот так вот нагло и прямо сказав о небе и полетах?  Тем более при такой погоде, да еще и в некой дымке алкогольного опьянения.
С другой стороны, кто знает, как бы в другой раз отреагировал Йоширо на его слова.
Коджиро отмахнулся от мыслей, поймав себя лишь на одной: «Он сам знает, что делает. Тело само вспомнит, как себя вести в воздухе и за какие стропы тянуть в какой ситуации. Дождь тут не помеха.» — Бейсер на секунду остановил свое движение, - «ветер почти стих... Это как нельзя кстати»
Ступени складывались в бесконечность и, казалось, им нет числа. Для новичка они становились серьезным испытаниям и, где-то на средине пути, руки обычно уставали так, что сразу же отпадало все желание прыгать, а наверху, уже на крыше, приходилось отдавать довольно много времени тому, чтобы восстановить дыхание. Хига же довольно ловко и не сбивая темпа продолжал своё движение вверх, что выдавало в нем человека, стойко знающего своё дело и на что он сейчас идет.
«Я же говорил, что тело само вспомнит, как себя вести»
Спустя какое-то время молодые люди достигли крыши здания. Здесь было немного ветренней, чем у основания, но это нормально для высоток и потоков воздуха. Дождь слегка приутих, но все еще накрапывал по поверхности.
Шого ни говорил ни слова. Он расположился в стороне от Йоширо и просто наблюдал за дальнейшими событиями. Слова были сейчас ни к месте. Не он сегодня герой этого безумного действа. Не ему предстоит сделать первый шаг в небесное пространство.
Бейсер прекрасно знал, какие эмоции сейчас охватывают его спутника. Знал, а поэтому молчал, дав время тому самому собраться с мыслями и сделать... ну или не сделать шаг вперед.

Коджи наблюдал за тем, как Йоширо подступил к краю крыши, вот-вот готовясь сделать тот самый шаг. Он чувствовал исходившее от него напряжение...
Улыбка. Шого улыбнулся в ответ. И...
«С новым рождением тебя, бейсер»
Чума сделал пару шагов к краю крыши. Адреналин в крови начал смешиваться с не пойми откуда взявшимся спокойствием, охватывающим каждую клеточку тела. Сердце мерно постукивало в груди.
- Черт, а парень хорош, - почему-то озвучил вслух экстремал свои мысли. Озвучил и задорно рассмеялся. - Ты определенно мне нравишься, Йоширо Хига.
Секунд через десять он прыгнет следом.
В небо.

5

Кровь подступала к голове, накрывая мысли багровой лавиной. Те, утопая в собственной беспомощности, издавали последние писки, которые острыми иглами вонзались в виски. Черепную коробку постепенно сдавливало, а всяческая попытка глотнуть кислорода венчалась короной проигравшего.
На секунду Хига закрыл глаза, отдаваясь во власть пустоте. Раскрытые ладони ловили прозрачные локоны ветра, намокая от токийского ливня.
Запрокинув назад голову, он ощутил на лице холодные, мокрые поцелуи. Небо радовалось прибытию старого друга. Небо радовалось прибытию очередного наркомана, зависимого от него, единственного, вечного и бескрайнего... Небо оплакивало еще одну потерянную душу, которая умрет и возродится вновь. Но лишь тогда, когда человек решит воспользоваться единственным шансом на спасение. Когда отдастся во власть фортуне, которая любовно подует на парашют и раскроет его мощным куполом над головой, либо скучающе повертит указательным пальцем в воздухе, запутывая струпья и наблюдая, как человек полетит вниз, на мокрый асфальт ночного города.
Впревые за весь год Йоширо ощутил стойкое желание жить. Выжить любой ценой. Чтобы вернуться вновь, на ту грань, разделяющую твердь от свободного полета. Решит рискнуть. Хотя бы еще один раз.
Но это прекрасное желание, подобно ангелу, теснил демон, безупречная в дискуссиях и непобедимая в логических баталиях тварь.
Зачем ему стоило это делать?..
Зачем сейчас, когда он поборол свой страх и так легко и спокойно расстался с жизнью, когда он чувствует присутствие брата где-то у себя за спиной... Зачем дергать за кольцо и лишать разум вечного полета?
В один прекрасный миг он так и так умрет — разобьет свою черепушку о какой-нибудь грузовик на полном ходу, выкинется с последнего этажа небоскреба, устроит себе незабываемый передоз наркотиками на худой конец.
Каждый раз, когда он будет подниматься на крышу здания с рюкзаком на плечах... Каждый раз, когда будет лишать ног почвы... Во время секундной невесомости... Всегда чувствовать вину за произошедшее, зачем? Почему бы не прекратить это здесь? Почему не прекратить это сегодня?
Здесь и сейчас, ни секундой позже. Почему, черт подери, нет!..
Губы, распахнувшись, обронив приглушенный, хриплый полустон. Глаза избавились от томительно, казалось бы, вечного плена тяжелых век.
Над головой была пустота, а внизу... Внизу таился свет, к которому Кадзэ стремительно приближался.
Сон... Такая забавная, дурацкая штука. Подобно зеркалу, которое отражает все с точности наоборот.
Во сне он падал во тьму, а над головой меркла последняя надежда. Сейчас он летел из мрака, приближаясь к освещенной земле. Летел оттуда, куда боялся упасть. Боже, как глупо.... И как все просто.
С силой Кадзэ рванул кольцо, высвобождая из не менее томительного плена свой парашют. Тот в знак благодарности и оущения свободы, раскрылся во всем своем великолепии, спасая глаза от ливня, а душу — от ночных кошмаров. Мгновенное спокойствие...
Приземление обещало быть болезненным — сапоги, да еще и на каблуках... Хотя, без них он точно бы лишился способности передвигаться если не на всю жизнь, то уж точно на несколько месяцев или лет... Сейчас он отделается легким вывихом опорной ноги, возможно, порвет суставную сумку, но это — максимум две недели, а лучше одна в гипсе. Очередная травма прибавится к коллекции уже и без того богатой икебаны..
Еще секунда, и Хига, заранее готовясь к небольшому забегу вперед, врезается стопами в землю, пробегая два или три метра и падая на колени. Парашют упал на плечи черной, дутой накидкой, прогибающейся от тысяч атакующих капель.
Не обронив ни слова, юноша буровил асфальт, в который вжимался ногами. Слабое жжение подступало к стопам, пронизывая пульсирующими уколами всю их поверность. Вывих был неизбежен, но... Кадзэ не чувствовал боли. Не чувствовал радости и эйфории. Он не чувствовал ничего, будто бы оказался наказанным сам собой.
Нарастающий гнев прогнал прочь от глаз слезы, высушивая и прожигая изнутри.

6

Сверху, особенно ночью, обычно открывался особо великолепный вид на неоновые огни города. Ты словно стоишь в центре урбанистического мира, как будто над всей той реальностью, что творится сейчас внизу.
Но дождь на данный момент препятствовал обзору, более того, Коджиро пришлось даже присматриваться, приложив козырьком ладонь ко лбу, чтобы хоть как-то суметь различить в ночном покрове сквозь толщу падающих с неба капель собственный же черный запасной парашют. 
Кажется он уже раскрылся, судя по непонятному смазанному пятну неспешно планирующему в сторону асфальта. Да, это он.
Шого любил черный цвет. Черный.. как любимое время суток, как знак превосходства «Эрасы», как та полоса жизни, в которую он некогда попал. Без сомнений, этот цвет притягивал, словно заволакивая взгляд в свои объятия, под свой ночной полог тишины и спокойствия.
Всё в порядке. Йоширо уже на достаточном расстоянии, парашют успешно раскрылся и молодой человек уже вот-вот приземлится на землю, а это значит, что времени не так уж много, если, конечно только не присутствует желание провести ночь под страстными допросами полиции. У Коджи были немного другие планы на эту ночь, а поэтому не теряя драгоценные секунды, бейсер сильно оттолкнулся ногами о край крыши и, раскидывая руки в разные стороны, начал быстрый спуск вниз.
Прыгать под дождем? Есть в этом что-то особенное, не передаваемое словами — это можно только прочувствовать. Когда ты несешься вниз в этом водопадообразном потоке наперегонки с каплями дождя, да еще и ночью, не видя перед собой ничего... Да уж, не хилое развлечение он подкинул сегодня своему спутнику. Хотя, слово «развлечение» здесь точно не к месту. 
Где-то сбоку мелькали окна этажей офиса. Чума даже ненароком подумал, что, если бы прыжок совершался средь бела дня, то на несколько минут он бы точно застопорил работу этой огромной денежной махины, потому что все работники разом столпились бы у окон посмотреть на чертова психопата, который только что пролетел мимо их окна.
Подумал и с силой дернул за кольцо, высвобождая спасительную ткань из рюкзака. Над головой раскрылся парашют, а бейсера резко дернуло вверх и переключило уже с бешеной скорости падения, на плавное скользящее в потоках воздуха приземление. 
«Но, если бы прыжок был днем, то уже сейчас  я бы увидел встречающий меня внизу эскорт с весьма неблагоприятными намерениями»
Экстремал уже успел заметить, в каком месте приземлился Хига и направлялся прямиком туда.
прошла еще пара секунд, а парашют на земле так и не дернулся, что начало  немного беспокоить Коджиро. Неужели приземление прошло неудачно?
Последние несколько секунд пошли на то, чтобы, управляя стропами, направить парашют прямиком к намеченному месту на дороге.
И.... приземление. Пробежка по мокрой земле, в ходе которой Чума чуть было не потерял равновесие и не рухнул на асфальт. В общем и целом, учитывая все факторы — довольно успешное приземление.  За спиной ткань парашюта рухнула на дорожную поверхность, прибиваемся к  ней сверху каплями дождя.
Не тратя драгоценные секунды, бейсер одним движением отстегнул парашют и побежал к  месту приземления Йоширо, благо это было в каких-то метрах десяти дальше по дороге, чтобы только убедиться, что он жив и ничего не случилось.
Сердце бешеным ритмом колотилось в груди и, казалось, вот-вот прорвет грудную клетку от пульсации. Двойная доза адреналина выхлестнулась в кровь, придавая ногам особую подвижность.
Чума резким движением откинул с приземлившегося бейсера нависающую на нем черную ткань парашюта, а от сердца тем временем сразу отлегло.
«Что же ты делаешь, засранец... ты меня так в могилу сведешь...»
Неподвижного Йоширо пришлось хорошенько тряхнуть за плечи, чтобы привести в чувство.
- Ты чего тут расселся? Любишь кататься, умей и саночки быстро уносить, - выпалил на автомате Чума и потянув на себя, безапелляционно поставил Хига на ноги, попутно быстро снимая с него парашют и, не дав даже сориентироваться потащил за собой к проулку, где прислонил к стене и на время оставил, произнеся что-то на тему: «Никуда не уходи, я сейчас...»
Времени действительно не было. Если нагрянет полиция, то даже дождь не прикроет отступление с парашютами по центральной улице города. Оставалось уповать лишь на то, что их попросту могли не заметить, а поэтому, Шого без разбора скомкав и забив парашюты в рюкзаки, быстренько вернулся к тому месту, где оставил Йоширо. Тот, похоже, до сих пор находился в состоянии полу прострации и так и не смог полностью придти в себя после совершенного прыжка. Чума прекрасно это понимал, но действительно сейчас надо было позаботиться лишь об одном — как можно дальше скрыться с этого места.
На ходу Шого схватил за руку и резко потянул компаньона по сегодняшнему безумию за собой вглубь проулка.
- Сейчас надо быстро уходить, а об остальном мы с тобой поговорим потом, - столь же поспешно, буквально одними губами, произнес Коджиро.
«Хочу горячий кофе» - почему-то не в тему подало голос подсознание. Подало и затихло. «Главное, не попасться сейчас на глаза представителям порядка»

Оба >>> Автостоянка при клубе >>> Квартира Коджиро Шого


Вы здесь » Extreme Tokyo » Бизнес-центр » Крыша бизнес-центра