Extreme Tokyo

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Extreme Tokyo » Ночной клуб "Ageha" » Помещение за сценой


Помещение за сценой

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Узкая комната, заваленная коробками с проводами, колонками и громоздкими прожекторами вдоль стен. Место, где царит вечная сутолока и сумятица, разборки между персоналом на повышенных тонах и суета тех, кто спустя несколько минут должен выйти на сцену.

2

>>>> центральная улица

- Ты опоздал... – Отголосок недовольства звучал в усталом голосе. Невысокий парень, скрестив руки на груди, стоял рядом с охранником около входа и хмуро глядел на новоприбывшего, оценивающе заглядывая в глаза, как только тот подошел. Фэйс-контроль в лице одного из администраторов клуба, и параллельно- хорошего знакомого Рока, был успешно пройден. Неуверенно кивнув охраннику, Сэй (имя несчастного) жестом приказал идти за собой.

Войти в знакомые двери было ощущением едва ли не столь же сентиментальным, как встреча с родной бабушкой, которая еще "триста лет тому назад" учила тебя есть палочками и учтиво говорить со старшими.
Садживара не знал каково это, потому как мать его отца скончалась до его роджения и о внуке узнала, уже прибыв на небеса. А бабушка по материнской линии представляло собой очень раздутое подобие рисового шарика и искусством владения палочками не обладала. Да и характеры с внуком не то, чтобы не сошлись... Но и не пытались особо сойтись.
Если выражаться возвышенно- радость захватила впечатлительное существо непорочного юноши и азарт охотника проснулся в его молодой, горячей крови. А если проще- далеко не такой уж непорочный юноша полной грудью вдохнул восхитительный аромат движения, танца, адреналина и алкоголя. Сигаретный дым, перемешанные с особенным запахом именно этого места представляли собой восхитительный наркотик. Легкий, быстро затягивающий, сладкий, но с мятной возбуждающей горчинкой послевкусия.

- У меня твои игрушки, иди сюда- кривая ухмылка и движение по длинному корридору в сторону помещения персонала, находящегося за сценой, минуя танц-площадку.
Сознание летало где-то в районе стальных балок, поддерживающих потолок, и следовать за вторым парнем приходилось исключительно в режиме автопилота. Как Садживаре удалось не расшибить и без того не слишком привлекательное лицо об огромное стальное сооружение, выносимое из-за кулис тремя кряхтящими сотрудниками- непонятно и по сей день. Очевидно все-таки удивительное чувство самосохранения, а может быть как всегда права народная мудрость: «дуракам везет».

- Чтобы через двадцать минут чтобы был готов, понял? Керосин в коробке. – Отвечать смысла не было, да и ответа особенно никто не ждал. Для обоих молодых людей было абсолютно понятно, что преимущество одного из них временно. Что, в прочем, не уменьшало желания у кое-кого поработать над постановкой командного голоса:
- И без глупостей! – царственно фыркнув напоследок, Сэй вышел из небольшого помещения, окликнутый кем-то из служащих.

"И не верну тебе долг за прошлый месяц... еще месяца два"- мечтательно, но с оттенком мстительности курлыкнул внутренний голос, в то время как сам Садживара прошествовал в угол, и с трепетом достал из картоновой коробки свое богатство. Железо томно ухнуло об пол, вызывая сладкую дрожь по позвоночнику.
"Музыка для моих ушей... и только для моих ушей"

3

>>> автостоянка клуба

Прошмыгнув в открытую дверь, Рюи, стараясь не папасться никому на глаза со своей затравленной физиономией, побрел по темному коридору, довольно широкому, но забитому всякого рода конструкциями, коробками, стремянками и тому подобной необходимой в хозяйстве утварью. Парень шел ловко ловируя меж всем этим добром, стараясь ничего не задеть, дабы не умереть под грудой всего этого. Да уж, что-то эта ночь оказалась весьма щедра на поводы к раздумьям о смерти.
Откуда-то сбоку доносилась приглушенная музыка. Впрочем, слышны были скорее басы, которые заставляли дребезжать толстые стены, нежели какая-то определенная мелодия.
"И как отсюда выбраться туда? Наверняка, через пару километров мне попадется волшебный гриб с надписью "съешь меня". И ведь съем!"
Нескончаемые переплетенья коридоров, снующие люди, спешащие по своим рабочим делам, ведь маловероятно, что все тут были такими же туристами как и Акияма. Через десять минут плутания, Рюи уже ходил мимо всех этих работников с таким выражением лица, будто жил тут с сотворения мира и сейчас его оторвали от просмотра любимой дорамы. Собственно, на него никто даже не обращал внимания и Акияма уже всерьез подумывал, а не спросить ли у кого-нибудь дорогу, но все же решил оставить эту меру на крайний случай.
В подсобных помещениях было не в пример теплее и суше, чем на улице, но парня уже начинало знобить, так что своего счастья Рюи совершенно не понимал, а точнее не осознавал. Мокрые волосы упали на глаза, закрывая обзор, окоченевшие пальцы пытались согреться в карманах жилета, ну а вся остальная одежда липла к телу, даря принеприятные ощущения.
Повороты, двери, чьи-то лица, прокуренный воздух заставляющий слезиться глаза, далекий гул, бьющий по барабанным перепонкам низкими частотами.
"Наверняка, чтобы войти туда, надо выйти отсюда и для этого надо найти дверь." - начинающийся жар приносил с собой поистине гениальные идеи.
Холодные пальцы сжали ручку первой попавшейся двери. Неслышный в общем шуме щелчок и дверь распахнулась, даже не оказав сопротивления. В помещении было так же сумеречно как и в прилегающем коридоре, так что глазам не пришлось привыкать к новому освещению.
Рюи замер на пороге. У стены, вцепившись в здоровую канистру стоял высоченный (по сравнению с Акиямой каждый третий японец был высоченным, независимо от половой принадлежности) парень.
"Террорист? Маньяк? Он собрался сжечь клуб?! Соберись, успокойся, сделай шаг назад и закрой за собой дверь, авось не заметили, отбеги как можно дальше и вызови полицию."
Но внутреннему голосу было конечно легко давать советы, он-то не ощущал всей стрессовости ситуации, а вот Рюи ощущал, но не мог двинуться с места или хоть что-нибудь сказать. Просто стоял и, издавая нечленораздельные звуки, смотрел на странного нингена из-под длинной челки, не обращая внимания на падающие с волос капли.
И в третий раз подумалось о смерти...

4

Притопывая ногой и насвистывая что-то себе под нос, Садживара аккуратно раскладывал на полу свое великое богатство. Цепи, крепления, кевлар, любовно разглядываемые и едва ли не расцеловываемые в порыве сентиментальности. Готовые пои лежали под обломками старого веера с обгорелыми фитилями, доставшегося по знакомству, и так же «по знакомству» сломанного чьей-то не в меру энергичной пятой точкой, с размаху свалившейся на кофр с хрупкой конструкцией несколько месяцев назад.
Сжав в ладонях кожанные рукояти пои, японец поднялся с колен и проверил крепления, закручивая шурупы. Ему не улыбалось, чтобы какой-то лысый бизнесмен в разгар выступления почувствовал, что дело пахнет жаренным и его брюки за несколько тысяч долларов задорно горят в свете софитов, радуя простую публику. Хватило прошлого раза, когда уже после танца удалось заметить, что кевларовый жгут едва не расплелся в горящем состоянии... Весело было бы никому. Садживаре разве, и то только по началу. До того шокирующего момента, пока бы он не понял, что ему придется выплачивать убытки клубу и бизнесмену  из собственного, пустого, кармана.
А Сею он вообще зря тогда об этом заикнулся...
Скинуть с себя верхнюю одежду- было делом пары секунд, скинуть все оставшееся- едва ли больше. Стеснятся было нечего, да, в общем-то и некого- последние рабочие покинули комнату, прихватив с собой стойку для микрофона и сигареты. То ли собрались давать частный концерт под дождем со спецэфектами натурального дыма,то ли просто старательно изображали бурную трудовую деятельность перед начальством, до того, как сами вместе с посетителями начнут отрываться на танц-площадке.
Оставшись в одном нижнем белье, Рока продефелировал в таком виде к угловой вешалке с зачехоленными костюмами, которые, впрочем, редко кем-либо использовались, и закопался в ворохе разнообразных тканей. Сначала найти вещи, потом раздеться- такой мысли в голову Кину не приходило. Только когда босые ноги прошлись по холодной плитке, промелькнуло сожаление о том, что он снял и обувь тоже.
Наморщив нос, парень сиарательно раздвигал многочисленные вешалки с яркими одеяниями, расшитыми яркими разноцветными перьями и блестками. Не понятно, кому и для какого повода понадобились бы эти чудовищные изыски дизайнеров-самоучек, но их наличие явно прибавляло комнате домашнего уюта. Мало ли, может тот брутальный мужчина с непроницаемым лицом, что стоит сейчас на фейс-контроле любит именно эту маленькую зелененькую шляпку с ярко-оранжевым пером, торчащим из макушки? На его ровной, лысеющей голове, она смотрелась бы очень к месту...
Мысленно примеряя несчастному секьюрити все попадающиеся наряды, Рока плевался от видов, проэцируемых перед глазами воображением, но испытывал аморальное удовлетворение оттого, что за эту маленькую крамолу ему ничего не сделается и потом можно будет даже смело смотреть японцу в глаза.
За подобными торжествующими мыслями и был обнаружен искомый черный чехол, сзади которого белым мелом было криво выведено «Собственность моя. И не говорите потом, что не видели надписи». Кин вытащил из мешка черные кожанные штаны и широкий пояс, с криво посаженной пряжкой, изображающей расплывчатое подобие зигзага молнии и небрежно повесил чехол на ближайший выступ арматуры.

Ритмично покачиваясь в волнах музыки, Садживара лениво натянул на ноги брюки, игнорируя раздосадованное бурчание подсознание о том, «что столь дорогие вещи используются для таких целей, и вообще, глянь, ты прожог дырку сбоку, балда». Мысли были уже там, за стеной, над морем поднятых кверху рук, и растворялись к штормовом шквале инфразвука.
Автоматически подобрав из коробки канистру и широкую железную креманку, метис было собирался приступить к священодействию утопления узлов Blaz’ов в керосине, когда боковым зрением увидел движение около двери.

Таких выразительных глаз Рока не видел с того момента, как увидел в конце школьного корридора, где он хотел всего-лишь мирно запустить небольшой феерверк, учительницу английской литературы. Тогда ему пришла ассоциация с самкой гризли, у которой прямо из-под носа отобрали свежего и готового к употреблению охотника. Но, при взгляде на мальчишку, застывшего около притолоки дверного проема невольно проводилась параллель с кроликом, который увидел в своей норке детский жилетик, сделанный из заячих шкурок. Невольно пытаясь издалека оценить наличие длинных мягких ушей на голове юноши, Садживара опустил керосин на пол и подошел ближе к пришельцу.
- Заблудился, малыш? – после короткой паузы сказал Мистер-Я-Знаю-Что-Твориться-В-Ваших-Мыслях, придирчиво разглядывая молодого человека с ног до головы. - Хм... Ты снизу или сверху?...

"Я такой страшный или действительно сегодня просто не мой день?"- обиженно протянул про себя метис и только потом вспомнил, а в каком виде, собственно, на данный момент пребывает...
Черная, обтягивающая ноги кожа, голый торс, через плечо наискосок перекинут ремень с стальными заклепками... Тяжело дышащий, с горящими глазами, сжимающий в левой руке некое орудие, напоминающее непросвещенному человеку очень извращенную плетку...
Про двусмысленность последней фразы он так и не вспомнил.

- Э... А... Только не орать... – пытаясь сдержать нервный смех, произнес Рока, оступая на шаг назад и слегка поднимая руки в мирном жесте. - Ты мокрый, может разденешься?- "Апофиоз логичности, Садживара, ты гений..."

5

Акяма за свои семнадцать повидал конечно многое, но к такому его детская психика была совершенно не подготовлена.
"Не пялься на канистру. Если что, ты ничего не видел - шел в библиотеку, проходил мимо, заглянул, а там... шахид. Какая к черту библиотека в два часа ночи?! Собраться, собраться..." - Туалет! - "Точно. Его я и искал. ... Я это сейчас вслух сказал?..."
Еле оторвав взгляд от канистры, Рюи оглядел находящиеся в комнате предметы.
"Так, вешалка с костюмами это вроде не криминально. Боже, какая жуткая шляпка, прихватить бы на память... Стоп. Реверс. Заново."
Среди всевозможного и самого странного на вид шахидского инвентаря, парень приметил нечто более-менее знакомое - веер какие используются на огненных представлениях. Глаза резко метнулись на подходящего парня, вид у того был весьма... специфичный.
- Факир? - неуверенно поинтересовался Рюи, сильнее вцепившись пальцами в дверную ручку. Почему-то только это слово пришло в голову, так уж вышло, что о таких вот представлениях Акияма знал крайне мало и из всех профессий связанных с огнем вспомнились лишь факир и пожарный, но на пожарного его новый знакомый был не очень похож.
Молодой человек неспешно приблизился к Рюи, глядя тому в глаза, а в руке сжимая какой-то совершенно не внушающий доверия агрегат.
"Надеюсь, у него нет в программе номера "Человек-Факел", я еще слишком молод для такой нелепой смерти."
В носу предательски засвербило, глаза заслезились и, глубоко вдохнув, Рюи выдал череду громогласных чихов.
- Извините.
Самому парню казалось, что его губы сейчас стали такого приятного фиолетового оттенка, а зубы весьма музыкально отбивали чечетку. Надо было срочно согреться, а в этом ему могли бы помочь либо алкоголь либо батарея. Алкоголь Акияме не грозил в силу возростных ограничений и невозможности легального приобретения, а вот батарея обнаружилась.
- Прошу прощения за беспокойство. Могу я воспользоваться вашей батареей? - протараторил рыжий поклонившись.
Возражений не последовало и парень прошмыгнул в помещение, направившись прямиком к батарее и стягивая находу с себя жилетку и джемпер. По-хозяйски развесив одежду для скорейшей просушки, Рюи уселся на пол прислонившись спиной к теплой батарее и подтянул ноги к подбородку обхватив их руками.
- Пять минут и я исчезну, не обращайте на меня внимания.
В подтверждение своим словам Акияма бодро чихнул и шмыгнул носом.
Тепло постепенно начинало распространяться по всему телу, поэтому можно было наконец-то как следует оглядеьтся. Взгляд карих глаз пробежался по комнате и остановился на незнакомце - явно жутко дорогие кожанные брюки, какая-то штука пересекающая голый торс, в руке некое орудие для крайне изощренных пыток, не иначе и босые ступни - весьма колоритный субъект.
Акияма весьма смутно представлял, в чем заключалась работа этого юноши, но в том, что было это нечто интересное и завораживающее парень почему-то не сомневался.
- В детсвтве любил играть со спичками? - неожиданно для самого рыжего вырвался вопрос, но он тут же мотнул головой и, кивнув в сторону разложенного на полу инвентаря, спросил - Это красиво?

6

- А ты сантехник?- Стремительная работа мысли была заметна даже со стороны, страшно представить, какая полемика разгорелась между двумя полушариями мозга, с истерическим усердием ищущими "спасение".

   "Так вот ты какая... Стрессовая ситуация в подростковый период..."- с уважением протянул внутренний голос, отмечая побелевшие от напряжения костяшки пальцев, стискискивающие дверную ручку и мечущийся по помещению взгляд.
   Неуместное желание успокоить парня, путем дарования конфеты, или чего покрепче, уступило иррациональной обиде. В конце-концов, он тут не кошек в приватной обстановке растлевал!
   Э... Не то, чтобы когда-то ему приходила в голову подобная идея...
- Я не волшебник, я только учусь - буркнул Садживара и, отвернувшись, вновь опустился на колени, открывая канистру и наливая топливо в широкую посудину. Незнакомое подозрительное слово, навевающее отдаленные ассоциации с кобрами и флейтами, неприятно резануло слух. Название собственному занятию придумано не было- за ненадобностью. Сам Кин спокойно обходился без лишних заумных понятий, а окружающим они тоже были непринципиальны. Народу нужно зрелище, а не лекция о происхождении искусства и термина. Вот пусть зануды и занимаются привычным распариванием мозга...- Я бухгалтер...- пробормотал он еще тише. Наверное, стыдно стало...

"Хочешь как лучше, а получается как всегда"-  фыркнул метис и опустил пои в емкость с керосином, наблюдая, как жидкость впитывается в ткань.
   Перемещение собеседника в комнате замечено толком не было, разве что тихие, неразборчивые слова позволяли продолжать думать, что молодой человек все еще находится рядом. Подняв голову, Садживара едва не опрокинулся на пятую точку, ибо фигура мальчишки мало того, что незаметно проскользнула за спиной, так еще и успела скинуть с себя одежду и обустроиться около батареи. Вид его не внушал уверенности в том, что даже такое чудо-изобретение человечества, как газовое отопление поможет в борьбе с простудой. Вспомнив, каково ему самому пришлось после непредвиденной ночевки на пляже, мокрым, Рока сочувственно покачал головой.

- Твоя матушка прибьет тебя за несанкционированный разлив соплей и не будет давать денег на школьные завтраки... – Метис усмехнулся и продолжил, - Я бы, конечно, посоветовал взять тебе что-нибудь вот оттуда- рука неопределенно указала на вешалку со сценическими костюмами,- но, боюсь, ты будешь выглядеть, как обаятельный, не чрезвычайно страшный представитель слабого пола... - Оставив креманку в покое, он подошел к куче сваленной одежды, вытягивая оттуда собственную рубашку и протянул ее пареньку. – Не переть и не заляпывать, она чистая...- Сурово нарек Садживара: любимая одежда- штука ответственная.

Последние вопросы несколько выбили из колеи. Не потому, что это была тайна или что-то вроде того. Просто люди либо знали его давно и когда-то он сам рассказывал им о себе, либо видели его с огнем... Но...
- Красиво?... – Рока медленно присел напротив пацана, скрестив ноги и оперевшись локтями о колени,- Огонь не красив... Он прекрасен... Огонь являет человеку то, что, в сущности составляет одну четверть его сущности, один из неразделимых элементов. Ту подавляющую и яростную энергию, которой удается пробиться наружу лишь изредка, подавляя характер человека и заставляя вернуться к изначальному состоянию пустотности и небытия. По-своему, это медитация. Или религия... Культ Солнца, - Задумчиво произнес Садживара и сам не заметил, когда начал этот короткий монолог с самим собой, несколько смущенно улыбнувшись, - А баловался я не спичками, а серой и бензином, при том в больших количествах.

Дверь громко хлопнула, в проходе появился незабвенный... Ну, вы и сами догадались... Администратор-сама, с вечной недовольной миной и угрожающим блокнотом на пружине, коим он так любил потрясать в минуты досады и негодования. То есть, в данный момент.
- Садживара, тебя ждут, сколько можно?! Если через минуту тебя не будет на сцене, я изменяю свое решение и отменяю все к чертовой матери!- Взвыл служитель местного законопорядка и вершитель локального правосудия и не сразу заметил присутствие стороннего наблюдателя, по-воробьиному уютно прижавшегося к батарее, – Это еще что?- подозрительно сощурился мистер Снобизм-2008 и ткнул ручкой в сторону полураздетого юноши.
- Во-первых, ты зануда, а во-вторых, это не «что», а «кто» и не тыкай пальцем, это неприлично... – Рока поднялся с пола сам и поднял пои, с которых еще пару секунд будет капать горючее, – И вообще, этот «кто» со мной, не строй из себя домохозяйку, обнаружившую у себя дома незнакомца. – Хотя, это было не так далеко от истины.

- Посмотришь, как я исполняю шаманские пляски во имя собственного Бога? – подмигнул Кин, обращаясь к ...
"Черт, имя придется узнавать все-таки потом..."

7

Наверное сказал что-то не то, как-то обидел. Не зная человека всегда рискуешь оказаться как минимум в дураках произнеся одно неверное слово. Впрочем, Рюи не привык надолго отдавать свой разум во власть госпожи совести, которая в этой рыжеволосой голове была нечастым гостем, поэтому, отбросив все смахивающее на угрезение, парень просто наблюдал за действиями Повелителя Огня, все же не каждый день представлялась возможность открыть для себя что-то новое.
- Я бухгалтер... - прозвучало так тихо, что Акияма усомнился в правильности услышанного, но все же прокомментировал сие заявление вслух, не прибавляя в громкости.
- Волшебники и их ученики всегда находят себе неприметное прикрытие. - уже не такие синие губы растянулись в улыбке.
Продолжив молча наблюдать за действиями молодого человека, Рюи поймал себя на мысли, что ему до жути хочется рассмотреть все эти приспособления и самолично узнать, что, как и куда. Знакомое такое чувство любопытства, от которого почему-то всегда начинали чесаться уши.
Тихий голос отвлек от жадного пожирания взглядом всей этой загадочной атрибутики и напомнил о том, что в эту самую секунду Акияма должен активно простывать.
"Мама... Наверное, если бы она была рядом, то всенепременно так и было бы, но, слава Аматэрасу, она далеко и я могу болеть в свое удовольствие."
После следующей фразы взгляд машенально переместился в сторону уже не по наслышке знакомой вешалки и задержался на приглянувшейся еще в прошлый раз шляпке. При этом реакцией на нелестное сравнение стало сердитое сопение.
- Эй-эй, благодетель-сан! Даже в этом стремном тряпье я буду выглядеть, как мужчина! - вскинулся Рюи гордо задрав подбородок к потолку.
Перед вздернутым носом замаячила рубашка и прозвучала устная инструкция по применению. Краткая борьба гордости со здравым смыслом и пальцы бережно сомкнулись на ткани, притягивая одежду к себе.
- Спасибо, я буду аккуратен. - на выдохе и не делая пауз между словами отрапортовал Акияма, кутаясь в теплую ткань.
Почему-то даже не удивляло, что совершенно незнакомый человек оторванный от работы вот так спокойно терпит твое присутствие, не вызывает охрану, да еще и в меру возможностей не дает помереть от холода.
Акияма шумно втянул носом воздух, дабы оттуда ничего не полилось. Отдавший свою рубашку парень устроился напротив Рюи и задумчиво заговорил, постепенно речь его становилась все увлеченней. Завороженный словами, парнишка уперся подбородком в колени и не отрываясь смотрел на рассказчика, не так часто Акияма встречал настолько увлеченных людей.
- Ммм, я боюсь огня и этим он для меня притягателен. Значит, любите опасность? Или для вас это только Огонь и ничего кроме?
Рюи смотрел в глаза молодому человеку не моргая, ему казалось, что в черных омутах его нового знакомого отражаются отблески пламени, этот взгляд, как и слова, гипнотезировал.
Звук резко распахнувшейся дверь грубо вырвал рыжеволосого из своеобразного транса. От неожиданности Акияма подскочил треснувшись заодно коленом о батарею. Всякого рода руководители никогда не вызывали у парня теплых чувств и казались настолько похожими друг на друга, что казалось без заговора здесь не обошлось и либо все начальники это клоны одного самого главного начальника, либо и вовсе один человек. Как только эффект неожиданности себя исчерпал, Рюи перестал потирать ушибленное колено и выпрямился, сунув руки в карманы брюк, не особенно зацикливаясь на проскальзывающих в голосе господина Администратора истерических нотках. Играющий-с-огнем так и вовсе не обращал внимания на нервные выпады в свой и не только адрес. Приспокойно завершив все приготовления он обратился к Рюи с вопросом и в тот момент в его глазах мелькнуло нечто такое, что практически убедило Акияму в волшебстве предстоящего действа. Парнишка просто кивнул и широко улыбнулся благодаря незнакомца за предоставленную возможность.
Урегулировав не все, но насущные разногласия между руководством, исполнителем и третьим лицом разношерстная компания покинула помещение, в котором витал запах дождя и керосина.

>>> туда, где сцена (с Садживарой)


Вы здесь » Extreme Tokyo » Ночной клуб "Ageha" » Помещение за сценой