Extreme Tokyo

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Extreme Tokyo » Жилой район » Квартира Коджиро Шого


Квартира Коджиро Шого

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Небольшая двухкомнатная квартирка холостяка на 16м этаже.  Одна комната отдана под спальню, а во второй наличиствует инвентарь. Интерьер практически никакой: кровать посреди комнаты, шкаф для одежды, журнальный столик с двумя креслами по бокам и письменный стол с компьютером. - Шого редко бывает дома.
На кухне тоже минимальный набор: стол с несколькими стульями, холодильник, плита и микроволновая печь с кофеваркой.

2

Токийская телевышка  >>>

До дома Коджиро добрался без происшествий.
Кстати забавно возвращаться домой, зная, что сейчас ты пересечешь порог, сделаешь пару своих дел и завалишься в мягкую постель отсыпаться, в то время как город лишь только начинает просыпаться, а люди выбираются из своих квартир, отправляясь на работу. Да-да, именно так, у кого-то только наступает рабочий день, ну а у кого-то он уже почти закончился.
Шого лениво снял ботинки в прихожей и сразу же прошествовал в ванную комнату. В стирку была сброшена окровавленная одежда. Кровь, конечно, не бросалась в глаза на фоне черного цвета футболки, но само её наличие сразу же определяло единственно верный вынесенный вердикт — стирать.
Мимолетный взгляд на себя в зеркало заставил бейсера криво усмехнуться: синяя отметина на подбородке контрастирует с потеками уже запекшейся крови, рассаженная губа немного припухла и болезненно реагировала на малейшее прикосновение к ней... ныли так же и другие части тела, но до этого сейчас Чуме не было никакого дела. Жив? Жив. Руки-ноги целы? Целы. Прыгать можно — уже хорошо.
Молодой человек умылся, быстрыми движениями ладоней смывая с лица кровавые разводы...
Тем временем из-под сваленной в маленькую горку одежды раздался приглушенный сигнал телефона. 
Бейсер выругался, вытер руки и, присев на корточки, начал искать в снятых вещах источник доносящегося звука. Тот нашелся в одном из карманов спортивных штанов.
- Да? - сказал Шого, поднеся к уху телефон. Сказал и понял, что, если звонивший набрал бы его номер на пол часика позже, то первая  фраза приветствия была бы абсолютно другой. - Да, это Шого.
Судя по последующему молчанию Коджиро, собеседник на том конце провода что-то очень долго товорил и расписывал, и, если бы кто-нибудь стоял сейчас неподалеку, то он бы, наверное, слышал отрывистые отголоски речи, доносившиеся из прижатой к уху трубки. Чума же не любил долгие беседы по телефону, а разговор по нему обычно состоял в нескольких конкретных предложениях.  Так случилось и в данный момент.
- Я же сказал, что приеду, - недовольно произнес бейсер. - Да, помню, в полночь. - Выслушав еще что-то с другого конца провода и безапелляционно отрезал: - буду.
Вызов был сброшен, а телефон переместился на раковину.  Бейсер медленно потирал виски.

Ему опять снились родители. Снова. Он разговаривал со ними. Дома. Не в этой новой квартире, купленной для того, чтобы забыться, а там, где родился и вырос. Где жила его семья.
Они вместе сидели за обеденным столом и как обычно обсуждали успехи Шого младшего в гимнастике. Отец еще и периодически поглядывал на телевизор, не забывая попутно вставить одно-другое словечко о политике, экономическом балансе в стране и прокомментировать пару фраз диктора. Мама же все пыталась подсунуть Коджи добавку, так как, по её мнению, сын кушал плохо, неохотно и совсем исхудал.
Они просто сидели за обеденным столом...
Просто беседовали..
Просто обычный завтрак.
Сейчас же Шого завтракал один, а чаще, вообще не притрагивался к еде утром.
Звон будильника буквально вырвал молодого человека из счастливого сна в эту пустую реальность.
Забавно вот так просыпаться и понимать, что это был всего лишь сон, а на самом деле его родители уже несколько лет как мертвы и он их больше никогда не увидит. И это «никогда» щемило душу покрепче любых других событий в его жизни. Коджиро многое бы отдал, чтобы просто снова оказаться с родителями за обеденным столом. Вот так по-родному, в семейном кругу. Но, к сожалению, это было уже не реально. А так хотелось, чтобы та реальность, в которой он сейчас живет, оказалась всего лишь сном. Еще одним ночным кошмаром...
Иногда, ложась спать, Чума мечтал не просыпаться.
Но в жизни-то все иначе..
Кулак с силой врезался в стенку. Это была не та реальность, в которой Коджи мечтал оказаться в своих еще юношеских планах на будущее.
Бейсер взглянул на часы и поднялся с кровати. Времени было еще достаточно — он  при желании даже успеет сделать кое-какие мелкие дела.
Дальше по стандартной схеме: ванная, кофе, проверка снаряжения, кофе, кое-какая еда, ванная...
Тело продолжало ныть после вчерашней драки, но это почему-то абсолютно не волновало молодого человека. Бой был хорош и оно того действительно стоило.
Шого достал из шкафа чистую рубашку и джинсы, а спустя некоторое время, уже шнуровал обувь в прихожей. В руке позвякивала связка ключей, а еще через минуту Чума вышел на улицу....

>>> Ночной клуб "Ageha"

Отредактировано Kojiro Shogo (2008-10-13 20:11:00)

3

>>> Бизнес-цетнтр >>> Автостоянка при клубе

Он не чувствовал земли под ногами, не почувствовал ее даже тогда, когда Коджиро поднял его с мокрого асфальта. Ледяная волна дрожи, скользнувшая по рукам, хрустальными осколками упала на землю, оттаивая от подступающего огненного шквала.
Горела шея, горела настолько, что хотелось сорвать с себя майку и подставить обожженую кожу под спасительный ливень. Горели ноги, а боль подобно сорнякам ползла вверх, с каждой минутой охватывая все бОльшую площадь, надламывая изнутри, желая прорвать костями оболочку.
Гул в ушах, постепенно сменившийся на абсолютнейшее безмолвие, откуда-то из глубины выталкивал ритм. Сбивающийся, оглушающий, пустой ритм собственного сердца, что сейчас бессмысленно колотилось в груди. Он поддавался его манящим жестам, отталкивался от земли, следуя исключительно заданному как будто не им ритму. Кружилась голова.
Изображение плыло перед глазами, которые вот-вот должны были ссохнуться от жжения. Каждый раз, стоило ему оторвать веки от болезненно слезящихся зеркал души, яркий, ощутимый световой поток ударял в самый центр зрачка, отчего напрочь терялся контроль, а мозжечок получал невосстановимую команду от затуманенного подсознания.
Кажется, его прижали к стене. Что за черт?.. «Никуда не уходи?»
«Да ты что, издеваешься?...» — но, когда Кадзэ открыл глаза, Шого вновь стоял перед ним. Видимо, информация слишком долго проходила от почти что глухих ушей до опьяненного, только что получившего критическую дозу адреналина с примесью боли мозга.
Он шел почти что на автопилоте, но увы, не зная направления. Прямо. Только прямо. Изредка подталкиваемый в нужную сторону плечом бейсера. Ах да, ведь на улице идет дождь... Вот почему ногам было до омерзения мокро и холодно, а скулы сводило дрожью.
Сигнализация, отпертая передняя дверь, теплый салон... даже жалко было портить столь уютное, к тому же еще и чужое имущество — эта мысль снизошла до подсознания только на середине пути, когда тело, отогревшись, выдало первый импульс на подобии последствия электрошокера к груди. Йоширо распахнул глаза.
Перед ними была дорога, ярко освещаемая мощными фарами. Утопленная в лужах, грязная дорога в неизвестном направлении. Оторвав голову от подушки сидения, юноша осмотрелся.
Плывущее изображение наотрез отказывалось приобретать четкие очертания, а свой собственный гул в ушах поприветствовал новоых соседей— шум мотора и какую-то приглушенную музыку из магнитолы. Еще секунда, и Хига откидывается назад, вжимаясь в сидение корпусом, дышать было немного трудно, грудную клетку непонятно выламывало.
Нужно вернуться домой...
С третьей и последней мыслью в этом часе Йоширо выходит из машины с четкой целью пересечь внутренний дворик возле своего дома, перепрыгнуть лужу, зайти в подъезд и подняться на десятый этаж.
Вот только это был отнюдь не его район, без внутреннего двора, с абсолютно другой дверью, да и вообще данное место слабо напоминало его родное.
Автостоянка?
- Пошли? - Впервые за долгое время Кадзэ слышит еще чей-то голос кроме того, что что-то пытался нашептывать в голове и машинально кивает. Они проходят огороженный участок, выделенный под стоянку, подходят к дому, поднимаются на шесть этажей выше, чем привык молодой человек... Йоши молча выжидает, пока Чума открывал дверь, пропустил того вперед, захлопнул за собой дверь и замер.
Свет не был включен, на пол полетели мокрые ботинки хозяина убежища.
Тем временем, в голове всплывала память. Осознание ситуации. Просыпались чувства, недавно пережитые, возвращающиеся вновь, сейчас.  Хига, прижавшись спиной к входной двери, скрестил на груди руки и чуть опустил голову, вглядываясь в капли, падающие с его тела.
- Ну и что я здесь делаю?..

4

>>> Бизнес-цетнтр >>> Автостоянка при клубе

Хлюпая по лужам под дождем, дворами и переулками, так, чтобы не попадаться особо на глаза, они дошли до автостоянки при клубе. Шого без лишних слов распахнул переднюю дверь и усадил Йоширо рядом с сиденьем водителя, который все еще пребывал в состоянии близкому к прострации после столь внепланового на эту ночь прыжка.
Ничего, ощущения постепенно улягутся и сформируются в более понятную для разума картину событий. Хига сейчас переживал огромною борьбу внутри себя и Коджиро не видел ни одной причины, по которой этому на данный момент стоило мешать. Но одного гонщика  оставлять было нельзя.
А поэтому джип уже тихо ехал по залитым дождем улицам. Дворники мерно работали, смывая капли с лобового стекла. В салоне было тепло и уютно. Эта теплота постепенно действовало на тело, дав тому немного передохнуть после холодного воздуха, согреться и даже слегка обсохнуть.
Знакомые улочки и ни единой души на них. Еще бы, в такую погоду хорошо сидеть дома, с фужером вина, может даже около окна, наблюдая за тем как капли дождя монотонно касаются поверхности асфальта. Смотреть и размышлять обо всем и ни о чем конкретном.
Машина вьехала в знакомый дворик многоэтажки и остановилась на положенном ей месте на дворовой стоянке автомобилей. Шого выключил зажигание и посмотрел на своего спутника. Продрогший до нитки, в мокрой одежде, такой же, как и по приходу в ночной клуб. Только вот на лице читались уже совершенно другие эмоции.
Вдруг Хига открывает дверь и выходит из машины. Бейсер не теряя времени сразу же выскакивает со своей стороны подбегая к молодому человеку. Тот, кажется, немного опешил оказавшись на незнакомой ему территории.
- Я не отпущу тебя сейчас домой, как бы ты не старался, - медленно произнес Коджи. - Не после этого прыжка.
И сразу же уверенно направил Йоширо к подьезду.
- Пошли? У меня по крайней мере теплее, чем на улице. А где ты живешь, я не знаю.
Путь до квартиры казался довольно долгим. Подъем на лифте на шестнадцатый этаж длился казалось целую вечность. А в воздухе все продолжала царить тишина. Кажется, она сейчас вступила в полноправные владения.
Знакомая дверь. Поворот ключей в замочной скважине и снова коридор пустой холостяцкой квартиры. Рука привычным жестом щелкнула по выключателю и помещение моментально налилось светом.
Мокрая обувь была снята с ног и отправилась в угол коридора.
Тем временем сбоку прозвучал голос Йоширо.
- Ну и что я здесь делаю?..- спросил молодой человек.
Чума неспешно выгнулся во весь рост, разворачиваясь корпусом к собеседнику, смотря тому прямо в глаза, не отводя взгляда. Хига начинал приходить в себя и оценивать сложившуюся ситуацию — это было хорошо. Только вот сейчас никто был не застрахован от последующих импульсивных действий, поэтому  следующие слова Коджиро постарался произнести как более мягче.
- Ты приехал сюда со мной, - спокойно ответил бейсер. - Я не знал, где ты живешь и куда тебя везти, но сейчас не то настроение, чтобы идти в клуб, кроме того, мокнуть под дождем не особо хотелось. - Шого немного помолчал, после чего  сразу же продолжил. - Я отвезу тебя куда скажешь как только просохнет твоя одежда и согреешься ты. Еще не хватало заболеть после такой прогулки...
После этих слов Чума прямой наводкой отправился в ванную комнату, снимая с крючка полотенце. Вернулся назад и протянул его Йоширо.
«Может быть, я просто не хочу тебя сейчас отпускать и оставаться один в этой противной мне квартире... Ведь меня тоже жрут воспоминания, бейсер».
- Если ты так сильно захочешь уйти, то я не буду тебя останавливать, в конце-концов это лишь твой выбор, - произнес Шого и спросил прямо: - тебе так хочется вновь остаться наедине с воспоминаниями, уничтожая себя раз за разом, наслаждаясь своим собственным эмоциональным крахом? - Коджиро сейчас был тверд и прямолинеен. Он не собирался откладывать этот разговор. - Но этого ли будущего хотел для тебя он....? - Последние слова были сказаны совсем тихо. Шепотом. Лишь одним движением губ.
В руках он все еще держал полотенце.
- Вытрись.. И пойдем на кухню. Нам с тобой надо о многом поговорить...
Слова начали даваться трудно, а в глазах почему-то быстрыми картинками появлялись лица людей. Тех, кого уже больше нет. Тема была задета, отступать было некуда.

5

- Пара слов о своей судьбе той ночью не дают тебе права строит вид, будто бы ты знаешь меня Слишком, - Интонацией он подчеркнул это слово, - Хорошо, - Йоширо сбросил с ног обувь, пройдя в комнату без разрешения и проигнорировав протянутое полотенце.
- Видишь ли, если быть откровенным, ты не знаешь меня вообще. Так что прости, но я не намерен говорить ни о своем прошлом, ни о своем настоящем, - Повернувшись к окну и оперевшись о него раскрытой ладонью, Хига наблюдал как по нему начинают стекать размытые очертания ручейков, - И не тебе говорить о моих воспоминаниях. С чего ты взял, что они причиняют мне боль... Может я мазохист? - Косым взглядом уловив силуэи в дверях, юноша оторвался от созерцания ладони, пачкающей окно.
Он повернулся спиной к ночному городу, согнув ногу в колене и подтянув вверх лодыжку. Та, судя по начинающей синеть коже, переживала не самые лучшие времена в своей жизни. Скорее всего, была порвана суставная сумка вследствие отнюдь неудачного приземления. Утром он вряд ли сможет ходить около суток.
Править кость было глупо:  если тот несчастный мешок, обволакивающий кость и не был порван, то малейшее движение в сторону приведет к его окончательной недееспособности.
Потерев ладони друг о друга в попытке согреться, Кадзэ обвил корпус руками, оглядываясь по сторонам. Взгляду сложно было зацепиться хотя бы за какой-то предмет в помещении из-за кромешной темноты. Поймав на стене тень собственника жилья, он сконцентрировал на ней все свое остаточное внимание, будто бы разговария и обращаясь именно к ней, а не к ее обладателю.
- Не волнуйся, я не буду обременять тебя своим отсутствующим взглядом и цинничным характером слишком долго. Как только дождь сбавит обороты и я окончательно загажу твою квартиру водяными следами, то сразу же уйду и оставлю в покое. Отвозить не нужно, просто скажи мне в каком районе я нахожусь, этого будет достаточно. Ах да, забыл сказать, - Он оторвал взгляд от безмолвной и безликой  настенной собеседницы, посмотрев на Коджиро, - Я плохой собеседник, извини.
На душе было пусто и глухо, будто бы ветер, раздиравший на части и пронизывающий в невесомости тело Хига, вырвал из него остатки эмоций и ощущений. Сейчас он едва ли не был похож на среднестатистического манекена в бутиках, различие было лишь в том, что молодой человек изредка моргал, подрагивал от холода и еще разговаривал.
Он ловил себя на мысли, что зря согласился на нарушение обещания. Нет, чувство вины не гложило, не было и радости с болью. В том и была проблема — не было абсолютно ничего. На подобии последнего прыжка в жизни перед смертью. Вначале — адреналин, желание, сила, а после приземления — иной мир. Иная реальность. Не существующая, но одновременно своя, пусть и не родная.
- Так о чем ты хотел поговорить кроме моего прекрасной, радостной жизни? - Кадзэ запрыгнул на подоконник, выпрямляя ушибленную ногу, а вторую, согнув, на ту же опору, на которой сидел.

6

Шого наблюдал за резко меняющимся поведением гостя. Пальцы отпустили так легко проигнорированное полотенце и то упало на мокрые следы обуви в прихожей. Молодой человек развернулся и тоже неспешно направился вслед на кухню.
Он молча прослушал все, что ему сказали. Почему-то чего-то подобного он и ожидал. Точнее, не совсем прям ждал, но допускал вероятность подобного. На лице не дрогнул ни один мускул — состояние ни чуть не изменилось.  Слова были проигнорированы напрочь.
Все так же хотелось кофе. Вдохнуть чудесный аромат свежеприготовленного напитка — дать организму свою дневную норму кофеина. Согреться.
Коджиро подошел к кофеварке, но та оказалась пуста. Более того, в кофейном пакете тоже ничего не было. Закончился. А он так и забыл съездить в магазин. Впрочем, как говорится, обидно, досадно, но ладно..
Из холодильника были извлечены две бутылки пива и одна — саке. Одна из бутылок пива осталась в руках, а вот вторая, вместе с саке была поставлена на небольшой кухонный столик.
Свинтив крышку с горлышка бутылки, Чума приземлился на стул рядом со столиком и сделал пару больших глотков. Жидкость ледяным потоком прошлась по пищеводу, опускаясь в желудок, а по телу вновь пробежал холодок.
Плохая идея для того, чтобы согреться, но , опять же, было все равно. Ровно так же, как и на мокрую после прогулки под дождем одежду. Так же, как и на себя, свое состояние и здоровье. Не в первый и ни в последний раз. Жизнь уже давно пошла под уклон и Коджиро ни коем образом не старался обходить новые её повороты.
Он повертел в руках ополовиненную пивную бутылку, всматриваясь в хмельную жидкость, наблюдая за тем, как множество пузырьков со дна всплывают на поверхность. Даже они стремятся покинуть чуждое им пространство. Тяга к свободе? К жизни?
Из кармана была извлечена пачка с остатками сигарет.
- Я о твоей жизни и не собирался разговаривать, - медленно проговорил Чума. - Я просто хотел поговорить. Ни о чем конкретном. Под дождь..
Бейсер открыл сигаретную пачку, которая все же не дала намокнуть её содержимому. Четыре сигареты. Пойдет. Пальцы подцепили одну из них и вытянули из пачки. Сигарета была отправлена в зубы, а в другой руке появился огонек зажигалки.
Молодой человек закурил.

7

По спине пробегал холодок, забиравшийся на кожу через стекло окна. Солнце, отсыпаясь где-то на другой стороне, куталось в черные тучи, выворачивая их наизнанку и выливая на город уже надоевший за этот месяц дождь. В последнее время вообще редко было тепло и солнечно, как на улице, так и на душе Йоширо.
Он ловит за хвост пролетавшую мимо, вовсе неприметную мысль — возможно, не стоило так резко выкладывать перед Коджиро карты своего характера. Слишком много Джокеров с его улыбчивым оскалом, слишком много масок, что он держит в руках, периодически жонглируя и примеряя тот или иной типаж под настроение.
Юноша не любил, когда люди лезли в его жизнь, не любил и сам пачкать пороги грязью на своей подошве. Держась на расстоянии, узнавая постепенно, медлительно, лишь в подходящие моменты, Кадзэ предпочитал оставаться полуисчезающим силуэтом в памяти собеседника, забрасывая к себе за спину очередную папку с досье на новую жертву.
Но, почему-то, его, этот почти что померкший в свете дня силуэт, всегда запоминали. Искали. Ждали встречи, звонков. Все это было настолько странно, что непонятность постепенно облачалась в страх, и Хига делал шаг назад, прячась в тени, исчезая на какое-то время или же навсегда. В его жизни не было еще ни одного человека, который не причинил бы ему боль, такую ощутимую для характера, сотканного из ветра. Малейшее дуновение меняло все, решало все, начинало или заканчивало. Всё.
Виски сводило от мигрени, так невовремя давшей о себе знать. Под рукой не было ни единого намека на хоть какой-то дурацкий аптечный анальгетик. На глаза попадается алкоголь — своебразные блокатор боли, но после исчезновения его из организма меняющий свою позицию с обороны на нападение. Боль усиливалась многократно.
Сейчас это все хотелось оставить там, на мокрой улице.
Но и слезать за открытием химиков с теплого, уже нагретого, хоть и мокрого подоконника не хотелось, Кадзэ молча начинал буровить взглядом бутылку, стоящую левее пива.
- Там, в клубе, - После долгой, почти что театральной паузы начал он, - Ты сказал, что хочешь проверить.
Витиеватая лента дыма проплыла перед глазами, рассасываясь под потолком кухни. Едва уловимый запах табака подкрался к ноздрям, отчего Йоширо глубоко вздохнул.
- Что?
Опустившись на одну ногу, как раз ту, что была травмирована и слегка прикусив нижнюю губу от острого укола в районе лодыжки, Йоши дотянулся до пачки сигарет, украв из ее покоев одну будущую смертницу. Щелчок зажигалки, вытащенной из кармана, еще один, и еще... искры долго изгоняли сырость, проникшую внутрь небольшого механизма.
Но стоило красному угольку воцариться на своем положенном месте, молодой человек вернулся обратно на ставшее его место.
Несколько секунд, а, может быть, и гораздо больше, Кадзэ смотрел в глаза собеседнику. Губы непроизвольно растягивались в улыбке, причину которой он огласил спустя время.
- Ведь я не говорил тебе, что прыгаю...

8

И без того небольшое помещение кухни постепенно начало заполняться табачным запахом. Витиеватые тонкие струйки дыма распространялись по пространству, расплываясь на глазах в еле заметные серые облачка.
Затяжка, еще одна. Коджи сидел на стуле закинув ногу на ногу и еле ощутимо покачивал верхней ногой. Дурацкая привычка. Нервы, черт бы их побрал. нет, он сейчас был абсолютно спокоен, просто это действие стало обыденным и производилось на автомате. 
- Ты знаешь, - начал рассуждать Шого, - бейсеры смотрят на небо по особому...
Он, вытянув руку и постучав пальцем по сигарете, стряхнул образовавшийся пепел в пепельницу, после чего продолжил:
- Я не знаю, как это можно объяснить словами. Ты просто, наверное, должен сам прыгать, чтобы начать это понимать и улавливать во взгляде, - Чума прервался на затяжку сигареты. - У парашютистов свой, особый взгляд на небо. Они видят в нем нечто большее, чем обыденный купол над головами, на котором периодически проплывают облачка и солнышко с луной. Они видят в нем свободу и превосходство. - Коджиро посмотрел на Хига. - Этот огонек в глазах ни с чем не сравнить.
Дотлевшая до фильтра сигарета была аккуратно забычкована в пепельнице,  а молодой человек встал и подошел к окну, захватив с собой уже ополовиненную бутылку пива, открывая форточку, чтобы немного проветрить задымленное пространство вокруг.
- Но есть так же парашютисты, которые по тем или иным причинам не прыгают, - продолжил Шого. - Знаешь как бывает, получил травму или еще что-нибудь — о небе можешь забыть на время или  даже навсегда. И, когда они смотрят в небо, то во взгляде читается грустная тоска по полетам. Этот взгляд к сожалению тоже ни с чем не спутаешь.
Теперь он смотрел куда-то за окно, вдаль. На дождливый ночной вид, открывающийся с шестнадцатого этажа его квартиры. Пальцы коснулись холодного стекла, но тут же молодой человек одернул руку, словно обжегся и опустил её вниз.
- Что касается тебя, то у тебя взгляд ближе ко второму. Но с некой примесью — в нем читается что-то еще. Возможно, - экстремал сделал небольшую паузу, - боль.
- Кроме того, ты сидел ночью на бейсерской площадке для прыжков. Ведь знаешь, не каждый полезет туда в такое время суток, минуя столько ступеней, чтобы сидеть и просто смотреть на небо. На суицидника ты явно не похож — не тот темперамент и поведение. А ты сидел... Сидел, а не прыгал. Смотрел. И на мое появление отреагировал жестко только лишь потому, что получилось так, что я тебя вырвал из своих личных рассуждений, - Чума повернулся к собеседнику. - Да много пунктов, я тебе все их не смогу расписать. Просто почувствовал, понял. Это действительно трудно объяснить словами...
коджиро снова присел на место. И снова последовал глоток холодного напитка. Последний глоток, потому как уже следующим движением пустая пивная бутылка плавно опустилась на пол.
- А что хотел проверить.... - Слова теперь произносились неспешно, словно бейсер сейчас в голове прокручивал каждое из них, о чем-то думая, возможно, что-то вспоминая. - После нашего знакомства я сложил в уме некое уравнение, приводя его в логическую последовательность и понял, почему ты сидел там без снаряжения и даже не намеревался прыгнуть. Почему ты давно уже не прыгаешь.
Чума выдержал взгляд, после чего добавил:
- Но это совсем не выход, - слова начали произноситься быстрее, даже тембр голоса стал потихоньку меняться. В речи начинали проскальзывать.... эмоции? - Ты поставил себе ограничения, которые тебе не нужны, загоняя разум в ловушку, которая со временем лишь сильнее и сильнее выедает тебя изнутри. Но ради чего? Чтобы снова и снова вспоминать те моменты, которые тебе вспоминать не хочется, переживать их вновь? Как часто тебе снятся кошмары? Как часто ты пребываешь в таком состоянии? Как часто... ты винишь себя в том, что изменить не мог?
Бейсер уже не мог остановиться. Он прекрасно понимал, что этого говорить не следовало, надо было сдержать порыв, но... слово за слово цепляло за собой самую ненавистную ему за последние несколько лет жизни тему. Воспоминания...
В мыслях что-то кольнуло. Шепнуло: «не надо, остановись.. Это уже перебор». Чума все же сумел взять себя в руки.
- Я хотел проверить насколько силен твой дух и как сильно рвется твой разум на свободу, - тихо произнесли губы. - Извини...
И буквально уже шепотом следом вылетели последние слова..
- Я сам сквозь это прошел...

9

Йоширо глухо рассмеялся, прикрывая улыбку тыльной стороной ладони. Черт на левом плече, подкалывая в шею трезубцем, призывал ответить наглецу, так лихо пытавшемуся разложить прошлое, настоящее и будущее экстремала по полкам. Ангел проводил крылом по щеке, сбивая нарастающий пыл.
- Я заметил, что ты рассуждаешь лишь с одной точки зрения, - Голос был достаточно тихим, отдающим нотками официоза, но отнюдь не наигранным. Очередная затяжка ядовитым дымом плавно скользит по горлу, щекоча рецепторы и опустилась ниже, оседая на несколько секунд в легких, - С точки зрения бейсера, который сидит на небе как на наркотике, - Выдох, - Грезит небом, везде видит его... - Назойливая челка падает на глаза, - Так вот это отнюдь не правильно.
Дотянувшись рукой до форточки и распахнув ее, Хига выбрасывает бычок в окно и тут же закрывает его, поведя плечами от небольшой атаки ночного холода.
- Ты говоришь, что мой взгляд напоминал взгляд тех, кто скучает по небу, но не прыгнет вследствие произошедшей с ним боли... - Он поднимает глаза на собеседника, чуть склоняя голову, - И говоришь ты это исключительно потому, что там, на бетонной площадке, я обмолвился тебе о брате. А теперь представь.
Йоширо, коснувшись указательным пальцем виска, описал несколько окружностей, замыкая в них вновь начавшую пульсировать боль.
- Забудь о нашем разговоре той ночью. Я не говорил тебе ничего, ты ничего не знаешь... И возвращаемся в наше время, здесь, сейчас. Ты произносишь этот душещипательный монолог о нем... - Кадзэ, подняв руку, указал за окно, наверх, где скользили по невидимым путям связки иссохшихся за время дождя туч, удаляясь прочь, но притаскивая себе на замену новых, - Не задумываясь об альтернативных вариантах... К примеру, мои родители, мои сестра или брат могли погибнуть в авиакатастрофе. Оно отняло их у меня. В детстве, пару лет назад, позавчера... Неважно. И я никогда не прыгал, никогда не думал и не хотел этого сделать... И вот, я сижу там, на бетонной площадке токийской телебашни, к тебе спиной, поэтому я не знаю как ты прочел что было в моих глазах, видимо, ты действительно талант и гуру... Разве человек с такой судьбой может скучать о нем? Об убийце в нечеловеческой форме?..
Юноша поднялся с мечта, подходя к столу. Пальцы скользнули по холодной бутылке саке, разрывая упаковку в районе пробки. В комнате повисла тишина, было видно, что его тирада еще не закончена, и вскоре он продолжит ее. Возможно, собеседник вновь напрочь проигнорирует слова, но это было важно не столь для их разговора, сколько для самого Йоши. Нет, не убеждение себя в своей же собственной правоте, скорее, он искал все новые и новые пути подхода к ней.
Так как наличие стаканов на столе не обнаружилось, видимо, хозяин квартиры был поглощен своими мыслями, когда своеобразно «накрывал» на стол, Хига поднес бутылку к губам, не забыв отсалютовать Шого.
Нельзя сказать, что он был любителем сего традиционного напитка, скорее, он не любил алкоголь вообще, и вовсе не собирался учиться градировать его на вино сухое, виное сладкое, водка теплая, водка горячая, виски, коньяк, ром... Не был он и ценителем вкуса всех этих напитков.
Они играли для него пусть и непосредственную, но, порой, важную роль. Когда просто нужно было вытравить изнутри накатывающие волны чувств и эмоций, облив эти бумажные кораблики чем-то воспаменяющимся, а после — подбросить пару искорок. Часы или даже дни стенаний заменялись парой минут рвущей на части боли... Да, это был его выбор.
Несколько больших глотков саке, бутылка аккуратно возвращается на свое недавнее место, Хига не возвращается на свое, скрестив руки на груди и разглядывая стены кухни.
- Боюсь, мне придется разочаровать тебя в твоей проверке... - Он переключил взгляд со стен на глаза бейсера, - Я не собирался прыгать оттуда. Не хотел прыгать. Не ждал, что когда-нибудь ко мне явится добрый дядя или тетя с двумя рюкзаками, накинет его мне на шею и толкнет в спину с криком «Лети, птичка, ты же создана для этого!»... - На губах нарисовался неприятный оскал, который тут же скрылся за немой улыбкой, - Мне снятся кошмары каждую ночь. В таком состоянии я пребываю раз в неделю в течение всей ночи или даже утра — я шизофреник, и это болезнь нервная, а не выработанная вследствие дурацки прыжков, я не виню себе за смерть брата, потому что это был его выбор, а я, человек с собственной судьбой не в праве лезть в судьбу другого. Мое личное мнение — это Мое личное мнение. Мне жаль, что он сделал это, но это была Его судьба. И, если ты не против, мы закроем тему самоубийства Аманохары, ибо это произошло и этого не изменить.
Как странно...
Раньше при одном лишь упоминании о брате, Кадзэ впадал в состояние неудержимого Цербера, который накидывался если не физически, то морально на потенциальную жертву, медленно или же быстро, в зависимости от степени касания данной темы, разрывая ее на части.
Сейчас он стоял перед этим человеком, который уже не единожды прикоснулся к запретному в голове Йоширо, но желания действовать по старой схеме не возникало. Он просто стоял над ним, всматриваясь в этот временно самоуверенный взгляд с вкраплениями эгоизма и единоличности. Жаль, что приходится разбивать твой стереотип о приравнивании всех под одну линию.
- Мой разум и без того свободен. Настолько, насколько способен человеческий. Но у нас у всех есть рамки, есть запреты, есть страхи и страдания, которые мы, если не прячем, то стараемся не беспокоить, - Хига сделал шаг назад, разворачиваясь на сто восемьдесят градусов, - Мне жаль, что разочаровал твои мнимые надежды и планы, - Вскинув подбородок и чуть прищурившись, Кадзэ впился глазами в небосвод, - Ты действительно спутал меня с моим братом.

10

На все сказанные фразы, оставалось лишь развести руками. Шого вальяжно раскинулся, опираясь спиной на спинку стула. Тот издал тихий недовольный скрип: мебель была довольно старой — хозяину дома было на неё плевать, не смотря на приличные счета в различных банках. Он не этим жил и ни на это собирался тратить силы и время.
Всё его существование сводилось лишь к полетам. Коджиро сам выбрал этот путь, еще давно. И прыгал снова и снова, для начала потому, что это было что-то новое в его жизни, потом для того, чтобы забыться. Тогда он играл со смертью в некую азартную игру под названием «Забери меня отсюда в своё царство». Прыжки были красивые и опасные. Только он прыгал с тех мест, куда обычный бейсер в здравом уме не полезет. И, надо же, в этих играх с судьбой, он всегда выходил победителем.
Некоторые им восхищались, некоторые — называли сумасшедшим. Примерно в это время он и получил своё прозвище - «Чума». Коджи тогда пребывал в неком своём мире, в своей реальности, куда другим не было хода. Он жил своей жизнью и ему плевать было на все остальное. Просто прыгал, чтобы вновь ощущать, хоть на короткое время, превосходство свободного полета.
Его считали талантом, который, кстати, не смог ускользнуть от взора лидера группировки. Тот же  сначала долго присматривался к юноше, дав тому время, чтобы немного остыть от событий, привыкнуть к своей новой жизни.
Постепенно, шаг за шагом, спустя какое-то время, бейсер действительно начал успокаиваться. Менялось поведение, стиль ведения разговора. Иногда он стал появляться в компаниях бейсеров, участвовать на общих мероприятиях.
Вот тогда-то лидер и начал постепенно приближать к себе Шого. Сначала просто общался с ним, затем, удостоверившись в серьезности и надежности, последовали совместные прыжки, перевод в самую элитную команду парашютистов «Эрасы». Чума тогда спокойно относился ко всем событиям в своей жизни. Плыл по течению.
Это течение, надежность во взглядах, убеждениях и своих действиях определило и дальнейшую судьбу юноши. Лидер раскрыл перед ним карты. Шого, опять же, отреагировал на это спокойно. Опасность? Ну да и черт с ней., главное быть как можно ближе к небу.

Чума смотрел на спину отвернувшегося от него человека. А чего он ожидал, в конце-то концов? Наличие алкоголя и безумного совместного прыжка еще не давали право на то, чтобы открыться. Да, пусть душа и почувствовала на миг что-то родное и близкое по духу. Такое же сумасшествие в крови другого человека, но человек был действительно другим и, как он выразился, не стоило все подгребать под своё мировоззрение.
Ну что ж, ошибся, получи поддых. Во-истину заслужил, раз не смог удержать себя в руках.
В воздухе повисла тишина. Шого глубоко вдохнул уже прокуренный воздух, от чего в носу неприятно защипало. Движением руки со лба была откинута назад непослушно выбивающаяся прядь немного обсохших волос.
- Значит я ошибся и зря потащил тебя на крышу, - произнес молодой человек.
Он продолжал сидеть на месте, а глаза переключились на лежащую на столе пачку сигарет. Вновь захотелось закурить, просто закурить, прогнав с головы все ненужные мысли. Чума не умел жить как нормальный человек и пора бы ему самому уже с этим смириться. только он выбрал эту дорогу, и сворачивать с неё было поздно, да и не имело никакого смысла.
- Но ты кое в чем не прав, - слова приходились в спину собеседника, от чего неприятное чувство в груди лишь нарастало. Да, пусть Коджи опять оттолкнет от себя еще одного человека, как делает это обычно из-за того, что не может банально контролировать произносимые собой же слова. От того, что в большинстве своем говорит то, что думает. Но во всяком случае, он не будет жалеть о том, что свернул со своего пути. Таков был характер молодого человека. Таковыми были его принципы. А поэтому бейсер продолжил: - не я надел на тебя парашют, не я сделал этот шаг с крыши и тем более не я с такой поспешностью вылетел из клуба, пытаясь что-то кому-то доказать, а, может быть и самому себе.
Сигарета все же была извлечена из пачки. И не потому, что хотелось курить — это было сделано на автомате. Пальцы прокручивали её в воздухе, поворачивая в разные стороны.
- Поэтому я хочу спросить, - слова отчетливо звучали в замкнутом помещении кухни, - Последний ответ и мы действительно запечатаем эту тему. - Небольшая пауза. -  Почему, уже выбрав свой путь, ты так легко с него свернул, стоило мне только в клубе заговорить о прыжке? Так же легко ты бы мог от этого отказаться, но  почему-то не стал.
Обратной стороной сигареты бейсер постучал по столу, выбивая только ему известную мелодию. Не слышимую для человеческого слуха.
"Зачем тебя потянуло в небо несмотря ни на что?.."

11

- Я просто человек, которого не стоит брать на слабо, Коджиро, - юноша собрал в хвост волосы, перевязав наскоро сделанную «прическу» резинкой, снятой с запястья, - Да, я прыгал когда-то, да, мне это нравилось, да, мне захотелось повторить но Только потому, что ты хотел упрекнуть меня в обратном, а я привык выигрывать любой спор, пусть даже самый рискованный, - Неспешно поворачиваясь к собеседнику лицом, Йоши оглядел себя. Одежда была мятой, но уже не мокрой, что несомненно не могло не радовать.
На улице было все так же темно. Что-то подсказывало ему, что, пока он доберется до дома, утро уже будет далеко впереди.
Хотя он до сих пор не мог понять где находится... По ту сторону стен слышались невнятные шумы, что-то среднее между свистом, шорохом и скрежетом, но увы, даже на ясную голову он не смог бы определить источник их происхождения.
Он попытался вспомнит сегодняшний день недели или хотя бы число, но увы, тщетно. Он он знал твердо — очередной невыход на работу будет стоить ему дорого, а отсутствие на лекциях в университете — вдвойне дороже.
Разговор плавно сходил на нет, и это было связано отнюдь не с тем, что двое людей, собравшихся в этой квартире, были абсолютно разными.
Наоборот.
Именно их похожесть, в некотором — одинаковые взгляды, напористость характера, да и прочий набор качеств несомненно притягивал к себе, но такие факторы как гордость и неприступность с каждым новым словом, брошенным в сторону предполагаемого оппонента становилось кирпичом. Вот только не всегда было угадано правильное направление в полете, и вместо того, чтобы кирпич упал под ноги, выстраивая крепкий мост навстречу друг другу, он падал на свежую дорожку цемента, продолжая кладку не менее крепкой стены.
- Я - человек без конкретного пути и легко сворачиваю с когда-то выбранной дороги... И пусть для кого-то это будет непостоянством, но я не умею и не хочу жить иначе.
На протяжении нескольких лет Хига начал замечать, что замкнул себя в сотнях стен. Ни одному человеку еще не удалось пройти сквозь этот самолично выстроенный лабиринт. Многие, заплутавшись, долго искали выход, от некоторых он самостоятельно забивался вглубь стен без окон, и там уже продолжал кропотливую работу. Одиночка — да. Но не отшельник. Где-то в глубине души он любил людей... Любил и хотел быть с ними рядом, но черт подери, лишь с достойными.
Одна душа. Одно воплощение его идеала. Один проход, оставшийся и не перекрытый до сих пор... Именно его Кадзэ сейчас блокировал. Та самая лазейка, проскользнув в которую ты попадешь прямиком в то самое светлое и открытое, что есть у человека — его сущность. Неприкрытая, ненаигранная, такая живая и... настоящая.
Йоширо прошел в коридор, пододвинув к себе свои ботинки и наскоро одеваясь. Те, не успев высохнуть, одарили стопы мокрой стелькой и холодом.
- Скажи мне хотя бы район, в котором мы находимся и примерное месторасположение каких-нибудь крупных объектов или достопримечательностей... Ни номер дома, ни название улицы для моего топографического кретинизма не станут координатами...
Юноша выпрямился во весь рост, прижимаясь позвоночником к двери как тогда. Как только зашел сюда, в эту квартиру.
Возможно, ему и не хотелось уходить, но слишком много обстоятельств висело на слове «пора».
Возможно, оно и к лучшему.

12

Мягкая, еле ощутимая улыбка коснулась уголков губ Шого.
- Тоже отвечаешь за свои слова? - Это прозвучало больше не вопросом, а утверждением. - Довольно редкое качество в наше время. Только мы с тобой не спорили, я просто произнес фразу, которая в итоге почему-то заставила совершить некие действия.
Сигарета была оставлена на столе рядом с пачкой. Коджи поднялся и направился вслед за собеседником в прихожую. В квартире было довольно тепло, плотные стены еще удерживали комфорт прогретого помещения, а поэтому одежда подсохла довольно быстро и лишь сырость в носках при ходьбе напоминала о недавней прогулке. Он уже понял, что для обоих лучше будет не продолжать диалог, что он, возможно, сказал лишнее, но тем не менее не жалел ни о едином произнесенном вслух слове. Так и должно было быть.
Еще он осознал то, что его сегодняшний собеседник сейчас уйдет. В его взгляде читалась такая решимость, что Шого даже не стал предлагать отвезти Йоришо на машине до его дома — он все равно откажется. В этом Чума был уверен. Ночной гость явно был из тех, кто привык добиваться всего сам, если что-то решил. 
Бейсер очень ценил это в людях.  А главное, понимал.
- Мы сейчас в Восточном районе, - Шого взглянул на скрестившего на груди руки Хига и указал головой в сторону, - примерно там находится аэропорт, а с другой стороны — Токийская Телевышка. - Движением носка ноги он подбросил с пола брошенное там при приходе полотенце и, подцепив его рукой, закинул себе на плечо.
- Выйдешь из дворика и сворачивай сразу направо. Так ты попадешь на одну из центральных улиц, а оттуда уже, я думаю, тебе все будет известно.
Коджиро протянул Йоширо открытую ладонь.
- Удачи тебе.
Он просто попрощался, понимая, что, возможно, видит человека в последний раз, потому что третей такой случайной встречи быть уже не могло, тем более в огромном мегаполисе и уж тем более — после такой беседы.
«Удачи... и прощай» - в тон ответило подсознание.

13

Так вот что было источником шума... Восточный аэродром. Можно было догадаться, но не в том состоянии, в коем пребывал Кадзэ с начала дня.
Хига кивнул. Он вряд ли пойдет через центр, так как достаточно плохо ориентировался в нем. Разумнее будет дойти до той самой телевышки, к оторой он часто приезжал и пройти несколько кварталов пешком по уже выученной наизусть дороге.
Долго, скорее всего, пара часов, в лучшем случае, полтора. В любом случае, торопиться бло некуда, дождь подошел к концу, перекрыв небесные краны, постепенно погода налаживалась, но лишь на время.
- Спасибо за времяпрепровождение и обогрев бренного тела, - Кадзэ ответил на рукопожатие, слабо улыбнувшись, - Да и за прыжок. Спасибо.
Хотя я сам до сих пор слабо понимаю, дейтвительно ли пошел на этот шаг, действительно ли сделал это...
Боль в ноге возвращалась, начинала ныть и слабо покалывать. Дома его ожидали перевязки, мази и примерно несколько суток хромой ходьбы. Что могло быть лучше...
В какой-то момент он ловит себя на мысли, что жалеет об отсутствии транспорта перед домом. Малейший шаг будет являться сильным раздражителем для свежей травмы, но увы, мотоцикл остался стоять в другом, противоположном районе...
- Удачи, - Чуть охрипшим голосом ответил юноша, открывая дверь и выходя на лестничный пролет.
Впереди было шестнадцать этажей, которые он преодолеет без помощи лифта. Он не будет считать ступени, так как привычно запнется на втором или третьем десятке.
А на улице дул слабый, прохладный ветер, скользящий по все еще сырой одежде и онемевшему лицу.
Хига переступал лужи под ногами, оглядываясь по сторонам и пряча руки в карманах. Сейчас он предпочел бы остаться в том тепле и уюте, допить бутылку саке и продолжить пусть и душещипательный, но разговор.
Меньше всего ему хотелось возвращаться в свою квартиру. Он постарается выбраться из нее как можно скорее.
Институт. Работа. Дом. Сон. Утро, как всегда неприятное, вновь институт и снова работа...
Этой ночью ему удалось уйти с той дороги, по которой он шел приблизительно год. Почему же не получается отступить от нее и здесь?..
Тряхнув головой, Йоширо продолжил одинокую прогулку по сонному Токио.

>>> Квартира Йоширо Хига

14

Входная дверь закрылась. Два оборота замка и Шого опять остался один на один со своей квартирой. Так внезапно образовавшаяся в комнате тишина угнетающе давила на подсознание, замыкая разум в самый дальний его уголок.
Лишь только грязные от обуви следы на полу свидетельствовали о недавней встрече. А еще, пара бутылок на кухне. Туда Коджиро и направился первым делом, закидывая по пути полотенце в ванную комнату.
Пить больше не хотелось, так что бутылки, в которых еще наличествовала хоть какая-то жидкость перекочевали в полупустой холодильник. Со стола же была подхвачена предпоследняя сигарета, которая тут же была вставлена в зубы. Молодой человек огляделся по сторонам в поисках зажигалки, но та уже куда-то подевалась, так что пришлось воспользоваться по-старинке спичками.
Через пару секунд пламя соприкоснулось с кончиком сигареты, отчего по комнате вновь потянуло табаком.
Шого подошел к окну, вновь смотря куда-то вдаль на уже чистое ночное небо. Он распахнул окно, пуская в комнату ночную прохладу, заставив вздрогнуть только недавно согревшееся под влажной одеждой в теплой квартире тело, попутно стряхивая пепел за карниз. Все мысли сводились к череде сегодняшних событий. К их ночному безумству, а главное, нелепости происходящего. Еще раз ухмыльнулся очередному совпадению, в следствии которого и произошла незапланированная встреча в ночном клубе.
«А все-таки, мы чем-то с тобой похожи, бейсер...» - шепнуло подсознание.
По телу вновь пробежала дрожь от порывов холодного воздуха, но Шого продолжал курить. Стоять на месте и курить, размышляя и смотря на ночной город. Все же его непривычно сильно затронуло новое знакомство, экстремал еще не понимал, чем именно, но затронуло. Зацепило, пробуждая откуда-то изнутри какую-то новую, доселе неизвестную и не появляющуюся наружу часть его. Присутствовало какое-то чувство... странное и необычное. Словно он во второй раз в своей жизни наткнулся на что-то своё и близкое по духу.
«Я даже не знаю, встретимся ли мы вновь» - на губах появилась немного грустная улыбка. Чума понимал, что третьей такой случайности точно не произойдет, ибо это не-ре-аль-но, - «но ты только своим присутствием смог заставить меня кое-что понять. Что-то очень важное...»
Сигарета незаметно дотлела до фильтра, а заметил это Шого лишь тогда, когда попытался сделать очередную затяжку.
«Надо же, ты и впрям заставил меня всерьез задуматься обо всем происходящем в моей жизни»
Фильтр метким щелчком был отправлен за окно, покорять воздушное пространство. Словно бейсера во время сильного ветра его подхватывали воздушные потоки, меняя траекторию движения и внося изменения в первоначальный курс приземления. Вскоре тот скрылся из вида и Коджиро захлопнул окно.
Теперь он отправился в ванную комнату, где сырая одежда полетела в стирку вслед за вчерашней окровавленной рубашкой со спортивными штанами.
Какие привычные действия за второй вечер. Он опять стоял перед зеркалом, ловя отражение своего побитого лица. Синяки так и не думали проходить, но отек губы уже сходил, что, собственно и не мешало так спокойно потреблять сегодня алкоголь.
Бейсер  резкими движениями взъерошил волосы  на голове.
«Да приди ты уже в себя, Коджиро Шого. Перестань зависать в своих внутренних мирах — это тебя не спасет», - мысль была здравая, но тяжело выполнимая. Вскоре следом последовала вторая: - «Надо будет завтра нормально разложить парашюты и снова уложить их  в рюкзаки».
Тело ныло от общей усталости и непредвиденной встряски после неподготовленного прыжка. Оно уже получило свою дозу адреналина за эту ночь и начинало требовать покоя и отдыха. Да и Чума не собирался ему в этом отказывать, вот только...
Стандартный комплекс упражнений перед сном, чтобы поддерживать мышцы в должной физической подготовке. Акробатическая разминка, пару трюков, стойка на руках. Это, конечно, не стоило делать после всего выпитого спиртного, но принципам бейсер не изменял. Отдохнуть и отоспаться он еще успеет.
Взгляд обратил внимание на часовую стрелку настенных часов. Скоро начнет светать, так что надо бы отправиться в кровать и переместить своё тело в горизонтальное положение.
Что Чума сразу же и сделал...
Сегодня ему снились спокойные сны ни о чем конкретном.

Сон был необычайно крепким, организм, по ходу, решил выспаться и хорошенько запастись силами, так что проснулся Шого уже под вечер, неспешно потягиваясь в кровати и пытаясь определить, который сейчас час. Ему помогли это сделать все те же висящие на стене часы. Надо было вставать. А еще, желательно позавтракать, только холодильник находился в привычном своем состоянии, то есть, пустовал и, кроме спиртного и чего-то невнятно-несъедобного, там ничего не было. В животе же требовательно урчало, а это означало только одно — надо собираться и идти в магазин.
Провалявшись на месте еще пару минут, Коджиро неспешно поднялся, направляясь на кухню и по-привычке все таки открыл холодильник. А вдруг? И опять пришло разочарование, как и каждое второе-третье утро. Еды не было, а назвать едой то, что там валялось было нельзя.
Тяжелый вздох голодного тела. Теперь Шого отправился умываться, после чего — собираться и идти в магазин за покупками.
Из шкафа были извлечены очередные футболка со штанами. Молодой человек позевывая оделся, подцепил со стола ключи от входного замка и вышел из квартиры в подъезд.

15

>>> Госпиталь >>> Кабинет хирурга

Припарковав мотоцикл на обочине, Хига сошел на землю прямиком в огромную лужу, вследствии чего приглушенно перечислил всех святых и их местонахождение. Прекрасный знак, черт подери...
Приоткрытая домофонная дверь радовала как никогда — код он не знал и не смог бы попасть внутрь, если бы не это стечение обстоятельств.
Путь наверх занял несколько, как тогда казалось, часов. Он успел улыбнуться и мысленно избить свое подсознание около десятка раз, наградил костяшки правой руки ударом о панель с кнопками, из-за чего вызвал временную остановку лифта, так как попал прямиком в кнопку «Стоп», мило пообщался с диспетчером, пожелав прекрасного вечера, дрогнул, как только двери раскрылись и перед лицом оказалась стена с цифрой шестнадцать.
Выйдя на лестничную площадку, на которой стоял еще сегодня, Кадзэ осмотрелся по сторонам и...
- Твою ж мать........ - внезапно для себя выпалил сквозь сцепленные зубы юноша, касаясь пальцами губ. Прикушенный указательный палец и бегающий по дверям взгляд — конечно же, он не помнил ни номера квартиры, ни хотя бы примерное ее месторасположение...
Деваться было некуда — он уже здесь. Уезжать? Слишком быстро и слишком долго впоследствии его будет пожирать подсознание...
Поднявшись на две-три ступении верх, Хига сел на лестницу, извлекая из кармана ветровки пачку сигарет.
Под ее медленное тление, он начал ждать неизвестно чего: возможно, хозяин квартиры отсутствует дома и в скором времени прибудет обратно, что будет как никогда на руку. Возможно, он уже дома, и тогда придется ждать до утра, пока он покинет стены своего персонального убежища. Возможно, Йоши идиот и тратит время впустую, так как Шого может попросту отсутствовать день или неделю и вовсе не планирует возвращение в квартиру, такое раннее и такое ожидаемое им.
Что я вообще здесь делаю...
Опустив голову и обвив шею руками, Хига протяжно выдохнул.
Что я хочу сказать тебе...
Тлеющая сигарета вот-вот обещала сбросить пепел на волосы юноши.
Что ненавижу тебя за то, что ты сделал?..
Окурок отлетает в неизвестном направлении щелчом укащательного пальца, из пачки извлекается новая сигарета.
Что скучал? Бред... Я чисто теоретически не могу скучать.
Затяжка. Вторая. Третья. Сигарета выкуривается меньше, чем за минуту.
Тогда почему весь день мое подсознание выносили эти глупые мысли? Почему я ни на чем другом не мог сосредоточиться?
Взгляд на часы. Прошло почти шестьдесят минут с того момента, как Кадзэ приехал сюда и ожидал... Но чего?
Он не мог ответить ни на один поставленный им же вопрос. Но при каждом упоминании бейсера в груди щемило, сложно сказать больно или приятно — такое чувство было ему незнакомо.
Зачем я вообще здесь... Ведь ты не поймешь...да что там, ведь я сам не понимаю.
Поднявшись с места, Хига в очередной раз оглядел двери с номерами.
Глупо все это получилось... Но хорошо, что именно так.
Выдавив и себя наигранную улыбку и попытавшись убедить мозг, что он не жалеет о несостоявшеся встрече, молодой человек спустился по лестнице вниз, заворачивая в сторону лифта.
Со спины раздался скрип распахиваемой двери. В груди что-то ёкнуло и скатилось в район живота. Он оглянулся, замирая на месте и вслушиваясь в нарастающее биение сердца.

16

Ключ привычным быстрым движением провернулся в замочной скважине, закрывая дверь на два оборота, Шого обернулся, опуская ключи в карман и даже на автомате сделал пару шагов в сторону лифта, как...
Вы когда-нибудь видели растерянного бейсера?
Увидев своего вчерашнего собеседника, Коджи чуть было не оступился и не упал прямо на кафель подъездной площадки. лишь в последний миг он сумел выправить положение стопы, перед тем, как она соприкоснулась с поверхностью. На лице замерло немое ошарашенное выражение, зрачки в один миг чуть расширились, словно молодой человек не верил тому, что видит в данный момент перед собой. Если бы на настоящее время у него находилось бы что-то в руках, то это непременно тут же бы выскользнуло и упало на пол.
«???»
Подсознание настолько растерялось, что ему потребовалось около десятка секунд на перезагрузку, быстрый анализ новой информации и постепенное возвращение способности нормального мышления. Оно все еще не верило в то, что происходит, первым делом начав списывать все на галлюцинации с утра пораньше.
Только вот человек перед ним был совсем реальным. И это действительно был Йоширо — его вчерашний попутчик ночи.
Чума вдруг моментально понял, что именно сейчас он, по логике вещей, должен что-то произнести, сказать какую-нибудь фразу, но язык вместе с губами словно онемели, отказывались слушаться нормально и выполнять команды владельца.
- Эээ? - Губы пошевелились, выдавая все то удивление, которое на данный момент испытывал от неожиданности экстремал.
Тело начало обретать подвижность, а с конечностей в нервную систему поступили некие импульсы, сигнализирующие, что они теперь подвижны и даже готовы выполнять моторную функцию.
Теперь  Шого встал по устойчивее и так же все не отрывал ни на секунду взгляда от непонятно откуда взявшегося гостя.
«Может, я еще не проснулся?» - Выдало свою версию подсознание.
В это одновременно и хотелось и очень не хотелось верить. Не каждый день такое случается. Да. Только по каким-то загадочным тенденциям происходит уже третий раз подряд.
[- А ты... что здесь делаешь в данный момент? - Наконец-таки нашелся бейсер на более или менее связный ответ.
«нереально...»
Нет это действительно был сон. Потому, что все, что происходит  - нереально. Потому что такого не бывает. Чудес не бывает.
Но так сейчас хотелось верить в чудеса.

17

Хига редко впадал в состояние оцепенения, но именно сейчас когда подсознание и тело вело неприкрытые баталии, чем-то напоминающие мировые войны, юноша мог лишь изредка моргать и проталкивать в себя ставший почему-то горячий кислород.
Указательный палец замер в сантиметре от кнопки вызова лифта, стоя полубоком и повернув голову в сторону раскрывшейся двери, Йоши, пожалуй, впервые в жизни не знал что делать и как логичнее всего стоит выбраться из сложившейся ситуации.
Бежать? — Палец дрогнул, приблизившись на милиметр к кнопку, но тут же отклонился в сторону. Слишком позорно. Слишком непонятно. Слишком... глупо.
Подойти..? — Кадзэ перемялся с ноги на ногу, вновь замирая. И что он скажет ему? «Привет, я оставил у тебя свой разум?»
А фраза красивая... — удовлетворенное рождение сего детища хмыкнуло подсознание и затихло, увидев раскрытую ладонь хозяина, занесенную над ним.
С каждой новой секундой встреча гарантировала крах, и он прекрасно это понимал. Посему, дейсвовать следовало незамедлительно.
Сделать то, что первым подскажет здравый смысл, который уже как несколько лет валялся в углу удушенным от рук того самого великого и непревзойденного подсознания.
Смотря в глаза бывшему ночному собеседнику, Хига глубоко вздохнул, задерживая дыхание и неосознанно сделав шаг вперед.
В груди что-то шевельнулось, выполняя кульбит и с силой врезая в ребра, хватаясь за костяные поручни и начиная ползти по ним вверх, к самому горлу.
Каждый шаг отдавался непонятной болью в районе солнечного сплетения. На каждый шаг сердце становилось ближе к заветному выходу. Наконец-то его мечта вырваться из этого тела, которую он холил и лелеял вот уже непервый десяток дней осуществилась.
Оставался последний шаг перед тем, как Кадзэ и Шого сравняются.
Он поднимает глаза, всматриваясь в то непонимание и удивление, кои самостоятельно преподнес ему так рано и улыбается.
Улыбается открыто, на какую-то долю секунды, не противясь тому бесу или ангелу, кто подталкивал его на это действие. По крайней мере, насколько он помнил, Коджиро был осведомлен той ночью о крайне неуравновешенной психике мотогонщика.
Какой же я идиот... — Шепнул просебя он.
Сердце, почувствовав очередную порцию адреналина, резко сжалось и полетело по горлу обратно вниз, нищадно расцарапывая стенки, вцепляясь в них когтями. Полет, сопровождающийся гулким стуком, прекратился, мышечный комок, породив последний, как тогда казалось, удар, выталкивающий кровь по венам, остановился.
Руки и ноги постепенно начинали неметь, а жар, некогда закрепившийся на лице, резко начинал спадать, окутывая холодом каждую клеточку тела.
Чуть опустив голову, Йоши делает широкий шаг вперед. Слишком широкий для расстояния, разделявшего их с Коджиро. Почти что впечатав последнего в стену, он коснулся его затылка ладонью, слегка запрокинув голову назад.
Я не знаю какого черта здесь происходит, поверь, но...
Сложившаяся ситуация не перенесла бы и секунды паузы. В любой момент бейсер мог отойти от недавнего шока и хорошенько врезать ему поддых.
Разрушая последние сантиметры расстояния между ними, Кадзэ скрыл нервный взгляд под веками, накрывая губы требовательным поцелуем.
Требовательным не столь для ответа, так как шансов вырваться на ближайшие несколько секунд у бейсера попросту не было, как и продохнуть, оторвать голову от стены...
Требовательным для себя. Осознанным для себя.
... Это первое, что подсказало сердце или что там у меня вместо этого органа...
Поверь, я и сам знаю, что, возможно, это глупо
Возможно, это зря, но...
Плевать.

18

Шаг. Еще шаг. Йоширо медленно приближался к нему. Коджи так и продолжал стоять на месте, всё пытаясь понять, что же сейчас происходит. Сердцебиение после всплеска эмоций участилось, отстукивая в груди  четкие ритмичные  удары.
Вот Хига уже стоит перед ним.
«Да что, черт подери, происходит?..»
На мгновенье зрачки расширились,а брови поползли вверх. Увидев начало следующего движения, Чума понял, что последует дальше.
Но все равно происходило нечто, никак не укладывающееся в его голове и так и не хотевшее ложиться в обычные рамки предусмотренных действий.
Снова очередное безумие, как и все предыдущие, что происходили за недолгое время их совместного общения.
«Почему...?»
Сердце колотилось с бешеной скоростью и, казалось вот-вот разорвет грудную клетку, избавляясь от так внезапно образовавшийся тесноты для нарастающих стуков. Тело охватывало непонятное разуму чувство, которое волнами распространилось во все клеточки организма, заставив гореть изнутри. Ноги охватила вдруг появившаяся ватность, а подсознание пребывало в аморфном состоянии — его словно на время заблокировали. Впрочем, последнее предпочло отключиться и даже не пытаться анализировать события — слишком непредсказуем и объемен был поток информации ломившийся в черепную коробку.
Бейсер был качественно прижат к стене, что лишало шансов дальнейшего сопротивления в данной ситуации. Широко распахнутые глаза продолжали смотреть на полуприкрытые веки Йоширо. Похоже, тот был решительно уверен в себе, раз вот так... сходу... 
«Что он...?»
«Черт..»
«Безумец...»

Сейчас было самое время для того, чтобы передать в конечности импульсы, вывернуться или же оттолкнуть наглого юношу, а затем хорошенько ему впечатать, чтобы и потом было не повадно творить то, что заблагорассудится. 
«Но признайся, ты же по нему скучал?» - Внезапно внесло слою лепту до селе молчавшее подсознание.
«Ты думал о нем вечером, ночью?»
Мысли молниеносно начинали носиться по коре головного мозга, за считанные секунды  определяя дальнейшие действия Шого.
Широкие плечи дернулись, а сильные руки сомкнулись на талии Йоширо со стороны спины. И вовсе не для того, чтобы убрать того в сторону.
Ноги быстро приняли устойчивое положение на поверхности пола, принимая на себя лишнюю тяжесть уже приподнятого в воздух юноши.
Он сделал то, что любой другой обычный человек на его месте бы никогда не совершил. Он резким движением поменял положение, припечатывая к стенке не ожидавшего такого поворота событий экстремала, прижимая его всем телом .
Губы на миг оторвались от  внезапного поцелуя, но уже сразу же встретились вновь. Теперь уже Коджиро требовательно получал свой поцелуй. Веки сомкнулись — Чума полностью переключил свое внимание на ощущения. На то тепло, что продолжало потоками расползаться по всем уголкам тела.  На тот костер, что вмиг вспыхнул внутри, поджигая все новые и новые участки. Лицо неслыханно пылало.
Это действительно было полным безумием. А к его сердцебиению прибавилось еще одно, в такт выстукивая бешеный ритм удар за ударом. Весь мир вдруг остался за стенами этого помещения. Да какой, к черту, мир. Он тоже перестал существовать, сужая на минуту своё пространство до площади лестничного пролета.
Чума плавно оторвался от губ Йоширо, приоткрывая глаза и, ослабив железную хватку рук, сделал пару шагов назад и остановился.
На лицо наползала довольная улыбка, удерживать которую молодой человек был уже не способен.
- Я слышал стук твоего сердца, Йоширо Хига, - в голове сохранился шумовой эффект внезапного действия. Словно туман, так поспешно заполнивший всё пространство, он начинал постепенно рассеиваться, плавно сходя на нет.
«Какое же это безумие...»  - шептало подсознание. - «Безумие...  безумие.... безумие...»
- Вот видишь, не один ты готов на сюрпризы, - заговорщически подмигнул Коджи, после чего оперся своей пятой точкой о  поручень лестницы.
«И будь что будет....»
Непонятное ощущение. Необычное. Чего-то близкого по духу и никогда не изведанное ранее. Оно наступало лишь тогда, когда перед ним оказывался этот человек.
Йоширо Хига.

19

Пребывая в своем собственном мире, которым он медленно начинал делиться с человеком напротив, Хига чувствовал, как по спине скользят контрастные теплые и холодные волны.
В ногах разрасталась ватность, и, не находя опоры, юноша упирался раскрытыми ладонями в стену напротив.
Легкие, переработавшие последний запас кислорода, начинали молить своего хозяина подарить еще одну, хотя бы небольшую порцию спасительного элемента.
Сердце вновь начало свой тантрический танец, возвращаясь на положенное место в груди.
Нарастающий стук отдавался в ушах, немели губы.
Хига был готов отстраниться в любую секунду, но неожиданный поворот событий, которых он точно не мог предполагать, заставил от столь внезапных действий широко распахнуть глаза и втянуть в себя воздух.
Внезапно он понимает, что начинает терять не только опору, но и землю под ногами.
Глюк? Сумасшествие? Ему все это кажется, несомненно, ведь другого логичного объяснения и быть не могло.
Но как только позвоночник был прижат к некой опоре, которой не было у него до поры-до времени за спиной, Кадзэ понял, что глубоко заблуждался...
Затылок повстречался со стенкой. Сощурившись от удара и воспользовавшись моментом, когда Коджиро отстранился от него, юноша приготовился выпалить пламенную речь, придуманную подсознанием буквально за мгновение.
Да что ты себе позволяешь...
Прямой взгляд в глаза, губы, изогнувшись в усмешке, едва приоткрылись, чтобы выпустить из томительного плена слова, застрявшие в горле.
Кто вообще дал тебе право!..
Но, видимо, монологу не суждено было вырваться на волю... Планируемого удара со стороны Шого не последовало. На долю секунд разорванный поцелуй возобновился. Теперь пришла очередь мотогонщика пребывать в абсолютнейшей прострации.
Нервно подрагивали раскрытые веки, пальцы, обвивавшие шею бейсера, скользнули по его позвоночнику и опустились, касаясь собственной одежды на уровне бедер.
Ватность в ногах постепенно спадала, чем он было несказанно рад. Перенеся опору на одну ногу, юноша почувствовал несказанное облегчение.
И какого черта все это вообще происходит...
Взгляд стал мягче, телло — расслабленне, постепенно напряжение сходило на «нет».
Оторвавшись от столь незапланированного приветствия, Кадзэ чуть опустил голову, пряча руки в карманах брюк.
- Я слышал стук твоего сердца, Йоширо Хига — голос резанул по разросшейся вокруг тишине, возвращая все посторонние звуки. Слева проезжал лифт, за окном проехала машина, скрипнула входная дверь.
- Ну надо же... А я уж было подумал, что умер и хожу надоедливым призраком вот к таким вот наглецам, как ты, - Сквозь усмешку проговорил Хига, не поднимая глаз на собеседника.
Вся ситуация отдавала безумнейшим абсурдом, но именно сейчас, со всей ответственностью, он был готов утверждать, что не жалеет о содеянном. Они были чужими друг для друга людьми, они не знали почти ничего и многое узнавать не хотели, они виделись и общались от силы несколько часов, но... Что-то необъяснимое притягивало егок  бейсеру. Что-то, чего не хотелось упускать, что хотелось понять и сохранить в себе, взамен подарив то же самое.
Доверял ли он ему? Хотел ли довериться? Слишком много вопросов разом накинулись на подсозание, задавливая общей массой. Но Хига знал одно — рядом с этим человеком он чувствовал себя как-то по-особенному. Ему не придется долго и мучительно пересказывать все то, что происходило с ним в жизни, не придется выслушивать то же самое, не придется делиться интересами и вести себя так, как он обычно вел с другими людьми. Не придется искать общие темы для разговора и прятать свою истинную сущность, прятать увлечения, смысл жизни.
Даже сейчас, после этого поцелуя, ему не хотелось развернуться на каблуках и уйти прочь, чтобы больше никогда не встретиться. Не хотелось разворачивать из этого эпопею, думать, что произошло нечто ужасное или же наоборот, до него снизошел знак свыше. Отнюдь...
Он просто улыбался. Улыбался, не думая ни о чем.
В подобной ситуации любой другой человек стоял и краснел бы, переминаясь с ноги на ногу и пытался бы объяснить случившееся.
- А я просто понял, что проведенное с тобой время нравится мне гораздо больше, чем бессмысленные стенания по своей пустой квартире, - Кадзэ выпрямился во весь рост, стряхнув упавшую на глаза челку, - А еще за тобой слишком много долгов, Шого, исполнением которых мы займемся прямо сегодня, и мне плевать, против ты или нет — если порассуждать, выбора тогда ты мне в клубе так же не оставил, - Пройдя несколько шагов по направлению к Коджи, юноша положил ему руку на плечо и похлопал несколько раз, - Ну а там кто знает, может быть и до брачной ночи доберемся, - На губах закрепилась широкая улыбка на подобии Чеширского кота, удары по плечу становились все более ощутимыми, - В любом случае, о том, что я психически неуравновешен тебя предупредил еще вчера, не так ли? Ну а теперь без лишних слов, приступим, пожалуй, к исполнению намеченных целей, - И, не давая времени на раздумия, Йоширо подтолкнул бейсера в сторону лифта. Загоревшаяся красная кнопка подогнала на их этаж злополучную металлическую коробку, стоило дверям открыться, он незамедлительно затолкнул внутрь Шого и нажад на первый этаж.
Все время в пути Хига отстукивал ногой ритм по полу, а на выходе скатился по периллам вниз, распахивая настежь тяжелую дверь и подбегая к своему мотоциклу.
- Шлем? Наколенники? Подушку безопасности? Дорогу безопасной не обещаю, - Поворачивая ключ зажигания и снимая с опоры ямаху, мотогонщик облокотился о руль.

20

Ситуация начинала отдавать полным абсурдом. Как  вчера, да и, впрочем, как и позавчера — тоже. Но было хорошо, чертовски хорошо. 
- вот тебе и вышел в магазинчик, - усмехнулся Шого.
Напряжение полностью спало, что было весьма непредвиденно для данной ситуации. Все потихоньку вставало на свои места и в голове не проскальзывало ни единой мысли о том, что что-то сейчас было сделано неправильно.
Все события казались своевременными и уместными. На губах еще остался привкус поцелуя. Тело все еще чувствовало прикосновения и стук не принадлежащего ему сердца в унисон со своим собственным.
Даже все слова произнесенные юношей казались логичными и правильными, как и постукивания по плечу.
Без каких-либо сопротивлений Коджиро позволил затолкнуть себя в лифт, в котором облокотился плечом о стенку и наблюдал за ритмичными выстукиваниями ногой по полу Йоширо только ему известной мелодии. А еще, он посматривал на высвечивающиеся цифры на электронном табло чуть выше панели с кнопками этажей.
16...15... 14...13...
«Что же ты задумал на этот раз, наглец?» - Улыбнулось подсознание.
Шого уже не не пытался предсказать дальнейших событий, позволив себе в коем то веке расслабиться и, наверное впервые за долгое время,  полностью довериться человеку, не смотря на то, что знает его совсем ничего. Это было желание, возникшее где-то на уровне ощущений. Просто хотелось доверять.
Противопоставить резко возникшему желанию было нечего, да и не хотелось ничего, поэтому бейсер предпочел вновь плыть по течению, только, в данном случае, по новому руслу потока.
...4...3...2...1...
Лифт остановился, а двери, после небольшой паузы, разъехались в стороны. Йоширо вышел из лифта, быстро запрыгивая на перила лестницы и скатываясь по ним вниз. И откуда в нем столько энергии? Коджиро последовал за ним, сбегая по ступенькам вниз и широко открывая подъездную дверь.
На улице вечерело и, первое, что сделал Чума — это привычно взглянул на небо, вдыхая полную грудь воздуха.
Было довольно свежо, но уже не так прохладно, как вчера. А на небе проплывали одинокие белые облачка. Словно и не было никакого дождя, о котором сейчас свидетельствовали лишь не до конца успевшие испариться лужи на улице.
Но и их завтра уже не будет.
Слова Хига заставили обратить все свое внимание на мотоцикл, стоявший неподалеку от подъезда, на котором тот уже торжественно восседал, словно на троне.
Шого потер подбородок, понимая о чем именно говорил его новый знакомых, когда произнес фразу про «отрабатывание долгов». Но, вот в чем была проблема. Он никогда до этого не ездил на мотоцикле, отдав предпочтение так ненавистным ему по прошедшим событиям машинам.
Может, он и любил мотоциклы и даже пересел бы на такого железного коня в свое время, если бы не объемность бейсерского снаряжения, которое частенько приходилось с собой носить.
Да уж, время наверстать упущенное.
- Я никогда не ездил на мотоцикле, хотя когда-то давно и хотел попробовать, - произнес вслух Коджиро, направляясь прямиком в сторону мотогонщика.
Он обошел вокруг спортивного чуда техники, словно пытаясь запомнить его со стороны или представить механизм работы, вслушиваясь в то мелодичное рычание, которое издает мотор, умоляя уже своего хозяина тронуться с места. Было в этом звуке нечто особенное, какой-то свой шарм и сексуальная привлекательность. Шого усмехнулся своим мыслям и одним движением запрыгнул на заднее сиденье мотоцикла.
- Хех....  знаешь, а ты первый, кому я это позволяю, - звонко рассмеялся от, усаживаясь поудобней. -  Терпеть не могу, когда на моей голове находится каска, тем более, от перелома шеи меня это не спасет? - пробурчал Шого, одевая га голову и застегивая на подбородке мотоциклетный шлем. - Но так хоть воздух по щекам хлестать не будет.  А  всякой другой ерунды в виде подушек безопасности и наколенников - не надо.
Чума еще по озирался по сторонам в поисках того, за что можно было бы ухватиться, чтобы при движении не свалиться с мотоцикла, но, к своему сожалению, ничего не нашел на обтекаемой поверхности металлического корпуса. 
«Неужели я это сделаю?» - закусил губу бейсер. - «и выбора не оставил, наглец.»
«Ииииех....» - Руки теперь уже неуверенно снова сомкнулись на талии молодого человека. А, свою неловкость Шого развеял следующими словами.
- Кстати, я все еще безумно голоден и был бы тебе признателен, если бы мы заскочили куда-нибудь перекусить потом, - слова теперь звучали прямо над ухом Хига в купе с мерно играющими нотками звука мотора.
Водитель, кажется, что-то ответил и сразу же прибавил газа, заставляя своего железного коня наконец двинуться с места.
Навстречу ветру и свободе.

Оба >>>  южный район-горы-серпантин


Вы здесь » Extreme Tokyo » Жилой район » Квартира Коджиро Шого