Extreme Tokyo

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Extreme Tokyo » Жилой район » Квартира Йоширо Хига


Квартира Йоширо Хига

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Двухкомнатная квартира в спальном районе. Умеренная сумма оплаты счетов для юного медика.
Зал не до конца обставлен, обои больше напоминают роспись психоделичного художника, но немного бледноватую: на основном белом фоне каждый разглядит свое чудовище в витиеватых линиях, геометрических, незавершенных фигурах, обрезанных образах. Преобладают красные и оранжевые оттенки. Пол застелен паркетом, приятным, гладким, но постоянно холодным. На потолке хаотично разбросано освещение в виде вмонтированных неоновых лампочек. Посреди комнаты взгромоздился большой по размеру, но достаточно легкий диван, дутый и мягкий, ткань бежевых тонов. Три большие подушки по обе стороны подлокотников. Напротив дивана - жидкокристаллический телевизор, не слишком большого размера, но приятного дизайна и с хорошими характеристиками. Практически никогда не включается, за исключением просмотра свежекупленных дисков с очередными хоррорами, ужасами, триллерами и прочими сказками на ночь. Под одним из окон стоит святыня святых данного помещения - музыкальный центр, на покупку которого не пожалелось денег. Мощные колонки чуть ниже человеческого роста, сабвуфер и около десяти полок с дисками  практически всех направлений. настенный телефон, которым владелец также не пользуется.
Спальня больше напоминает студенческую - заваленный бумагами, книгами и тетрадями стол, большая часть которых постоянно открыта. Йоширо уже сам пожалел о выборе продолжить образование до магистра. Настольная лампа, включенная как минимум 10 часов в сутки. Ноутбук. Полутороспальная кровать у стены, которая видит своего хозяина крайне редко и недолго. Прикроватная тумбочка и триклятый электронный будильник. Рядом - графин с водой, стакан и множество лекарств. Аптечки не предусмотрено, все хранится в ящике под тумбочкой. Книжный шкаф, литература градируется от научных сфер до авторов современности разнообразных стран. Вместительный гардероб вглубине комнаты. Стиль одежды плавающий, от обычного уличного до классического строгого. Последним не злоупотребляет.
Кухня - стандартна холостяцкая, лучше даже сказать молодежная: небольшой холодильник, вытянутый, дугообразный стол, несколько стульев в барном стиле. Плита, на поверхности которой можно увидеть свое отражение не потому, что хозяин следит за чистотой, а потому, что редко ей пользуется. Настенные шкафчики, полупустые, хранящие только самое основное. Изредка пополняются.
Пожалуй, любимое место в этом доме у Йоширо - ванная комната. Просторная, из двуцветной (темно-серая и белая )плитки с широкой и достаточно длинной ванной - единственное "водное" место, которого он не боится. Столик у раковины забит отнюдь не гелями-шампунями-увлажнителями, а бинтами, спиртом, антисептиком и прочими атрибутами, не раз спасавших лицо и тело юноши.
Небольшой холл, был бы очень светлый и теплый, если в нем зажигали лампы. Основную часть времени проводит в темноте и легких отсветах из других комнат. Зеркальный шкаф в нише состоит из кожаных курток, плащей и ветровок, другого владелец попросту не носит. Справа от входной двери - домофон. Слева - тумбочка, на которой чаще всего лежит 4 вещи: ключи, мотоцикличный шлем, мп3-плеер и пропуск в университет.

2

Простынь безжалостно сминается в кулаках. С приоткрытых губ слетает сбившееся, хриплое дыхание. Под уставшими веками бегает слепой взгляд. До слуха доносится порывистый гул ветра, чей-то тихий шепот. Ощущение невесомости сменяется затягивающей в неизвестность воронкой. Мысли, чувства, почва под ногами, даже кислород — с неистово скоростью все начало пропадать. Человек задыхался, хватаясь за горлов попытке выдавить из него хотя бы слово, полукрик, полувдох.
С привычной монотонностью и громкостью на прикроватном столике пищал будильник. Еще каких-то тридцать-сорок сигналов, и он уйдет на перегрузку, чтобы через пять минут возобновить свое электронное пение.
Юноша, не в силах открыть глаза, прикладывает ладонь к горячему лбу. Первый свободный вдох и порывистый выдох, срывающийся на приглушенный стон.
Вновь сны. Вновь кошмары, не выпускающие из своего плена. В который раз за год Йоширо чувствовал себя обреченным на мучительную, томительно-долгую казнь, которая так ни разу не пришла к своему логичному завершению.
Будильник продолжал пищать.
Приподнявшись на локтях, молодой человек уперся затылком в стенку за спиной. Дыхание постепенно нормализовывалось, а привычная аритмия сходила на нет. На несколько секунд он задержал теплый воздух внутри себя. Где-то вглубине почувствовалось жжение, чуть покалывало горло.
Выдох.
Будильник продолжал пищать.
Небрежным движением Йоширо касается седьмого шейного позвонка — боль пронзает его насквозь, выламывая кости наружу как лапки у кузнечика. Кривая усмешка сменилась презрительным оскалом. Боль — человеческое чувство, которым стоило бы научиться наслаждаться, а не страдать, и жить стало бы проще, легче.
Будильник продолжал пищать.
Тридцать шесть. Тридцать семь  — отсчитывал просебя Хига. Тридцать восемь. Тридцать девять — Когда ты уже заткнешься... Сорок.
Будильник замолчал, сменив пластинку на пятиминутную тишину.
За окном было тихо. Слишком тихо. И эта тишина казалась куда более убийственной сейчас, нежели шум проезжающих по дороге машин, детского плача, рев турбин самолета, уносящего в своем металлическом теле людей куда-то далеко от Токио.
Город просто спал.
И сейчас его так хотелось разбудить. Отнятым воздухом. Грозовым облаком. Штормовым предупреждением. Чем угодно, лишь бы свет зажегся еще хотя бы в нескольких окнах соседних домов.
Город. Просто. Спал.
На рабочем столе одиноко светила небольшая лампа, работающая всю ночь. Раскрытые книги. Загнутые страницы, размеченные цветным маркером темы лекций в тетради. Мигал сотовый телефон. Не стоило проверять — несколько пропущенных вызовов. Слишком большая вероятность, что это были родители. Просто узнать как себя чувствует их теперь уже единственный сын. Как прошли занятия. Что нового на работе. Просто сказать, что скучают. И тихий шепот матери в конце разговора - «Я скучаю. Береги себя.»
С кухни донесся слабый шум моторчика в холодильнике. Часы пробили три удара, а это значит...
Будильник начал пищать.
Один.. Два.. Три..
Когда-нибудь, он разобьет его о стену. Когда-нибудь, он не будет просыпаться от этого раздражающего, действующего на нервы сигнала. Но сейчас он просто выключает его.
Кажется, вчерашней ночью, в три часа, он готовился к очередному семинару? Единственный способ забить мысли о...
Лицо саднило. Рука касается наскоро перебинтованного торса. Глупая-глупая идея разгоняться до 150ти и резко тормозить. Хвала богам, что мотоцикл отделался лишь несколькими царапинами. Срочно привести в порядок... Послезавтра на работу выйдет его друг-автомеханик.
Щелчок зажигалки, слабый огненный лепесток робко касается кончика сигареты. Затяжка. Еще одна. Терпкий дым вытесняет кислород из легких. Пепел крохотными серыми хлопьями падает на покрывало, наскоро стряхивается в сторону.
Касаясь босыми ногами холодного пола квартиры, Кадзэ прошелся по комнате, неспешно, неторопливо, бесшумно. В прозрычный стакан с водой падает таблетка. Приятное шипение, странно, но оно расслабляло. Обычный аспирин, чтобы забить уже привычную, но, тем не менее, надоедливую головную боль, мигрень. Большими глотками он осушил стакан, еще какое-то время покрутив его в руках. Еще несколько затяжек, и на дно падает бычок сигареты, медленно пропитывается медикаментом, затухает.
Уже наступила пятница, а это значит, что сегодня нет занятий в университете, не нужно идти на работу. Обычный человек бы обрадовался, не так ли? Вот только никакого воодушевления внутри себя Кадзэ не ощущал, лишь наоборот, страння грусть и тоска начинали карабкаться все ближе и ближе к сердцу, выпуская острые когти, впиваясь ими в стенки, царапая в кровь кожу.
Наступила пятница, а это значит, что сегодня он снова будет сходить с ума от пустоты, накатывающей в несколько этапов, волн на подобии шторма. Первая, достаточно слабая, которую можно стерпеть, не задумываясь. Вторая, уже более осмысленная, целенаправленная, но и ее была возможность побороть. Третья, горькая, как сгоревшее печенье, приправленное перцем. И сразу же за ней последняя, четвертая, накрывающая с головой, закручивающая в своих темных водах словно бумажный кораблик в канализации.
Йоширо срезал ножницами бинты, окинув быстрым взглядом кровоподтеки и синяки. Да, это точно была плохая идея... Надо будет повторить.
Он в ожидании сложир руки на груди. Знал, что ему не убежать от шторма, пусть даже сейчас был штиль.
В пятнадцати минутах ходьбы от дома был прекрасный сад, где он часто любил бывать, а, стоило пройти еще несколько минут, как за парковой чертой прорисовывался силует синтоистского храма. Он мог бы пойти туда сейчас, встретить рассвет, провести остаток дня, прокручивая в плеере на повторе какой-нибудь приятный, спокойный концерт для фортепиано и скрипки. Он мог бы сидеть на коленях перед святыней, не произнося ничего не вслух, ни просебя. Он мог бы...
Подхватив с кресла наскоро брошенные вещи, Хига оделся и вышел в коридор. На очередном новом шлеме безопасности появились вмятины и он ловит себя на мысли, что потратит гораздо больше денег на покупку мотоцикличного обмундирования, нежели на бинты и перевязки своей головы. Пожалуй, это будет последний купленный им шлем. Все равно от него никакого толку...
Подцепив его пальцами и звякнув связкой ключей, юноша вышел из квартиры. Два замка, пять поворотов двумя ключами, глухое падение связки в боковой карман штанов.
А на улице было чертовски хорошо. Отсутствие ветра, треск цикад в траве, на небе бледнели звезды. Через два-три часа будет красивый рассвет...
Черная Ямаха модели R6 этого ненавистного 2008го года переливалась в свете фонарей. По обеим сторонам была выполнена потрясающая аэрография: витиеватые, узорчатые иероглифы белого цвета так похожие на облака, обозначали "Благословленный небом". Черт подери, он обожал этого агрессивного сташестидесятикилограмового монстра, обожал этот воистину сексуальный рев мотора, сходил с ума от рвущегося надвое потока ветра, когда они вдвоем заходили за рубеж той цифры разгона, писавшейся в характеристике. Мог часами смотреть на этот триждыпроклятый тюнинг, который стоил ему Слищком дорого. Но сейчас, стоя перед ним, он не жалел ни минуты. Ни секунды. Они были быстрее. Маневреннее. Жестче. И ничто их не могло разлучить, кроме резкого торможения, усталости и закончившегося бензина. Да, это была его страсть, его любовь. Настоящая любовь.
Дороги. Скорость. Ветер. Уверенность. Сила. Адреналин.
Мотоцикл одарил своего единственного владельца зажегшейся панелью. Бак был на половину полон.
На губах прорисовалась бледная тень улыбки, той самой открытой, той самой настоящей, но спрятанной под шлемом.
- Избавим этот город от длинных лап снов... - В полусмехе вылетели охрипшим голосом слова и исчезли в неповторимом шуме двигателя.

>>> Улицы города >>> Трасса >>> Токийская башня

3

>>> Бетонная площадка

Асфальт тонул под натиском мутных луж, небо издивало на спящий город сотни тысяч холодных, прозрачных слез, вдребезги разбивающихся о капот машин, листья деревьев, подоконники квартир. Синоптики обещали, что такая погода сохранится до конца недели — привычно для Токио уже много лет...
Заехав под козырек подъезда, Йоширо накрыл мотоцикл водонепроницаемой накидкой, уже ощутившей на себе утреннюю непогоду.
Позвякивание ключей, вытащенных из кармана, лифт до десятого этажа, три замка входной двери... и все это лишь ради того, чтобы в очередной раз окунуться с головой в ту пустоту, что проживала с Кадзэ под одной крышей не первый год.
Выключенный свет, распахнутое настежь окно и рвущиеся от ветра занавески, холодный пол под ногами и капли дождя, скатывающиеся по промокшей насквозь одежде.
Сбросив на пол куртку, Йоширо неспешно направился к ванной. Горячие струи воды смыли остатки запекшейся крови, ватный тампон, смоченный спиртом, закрепил жжение в районе скул и уголков губ. Мимолетный взгляд в зеркало — затуманенные глаза с привычными синяками под глазами, уже вошедшие в привычку ссадины, новые синяки и кровоточащие рассечения от бейсера... да, сегодня он явно не сможет придать лицу намек на человечность.
Из комнаты слышалась приглушенная мелодия, чересчур официозная, отнюдь не запоминающаяся.
Подойдя к куртке и выудив из кармана мобильный телефон, молодой человек ответил на вызов, не отрывая от губ ватный тампон.
- А я думал, что этим утром являюсь единственным идиотом, который не спит в такое время суток... - с легкой иронией в голосе, Кадзэ опустился на пол, вглядываясь в проплывающие за окном тучи.
Напарник по работе в больнице, вечно неунывающий и немного больной на голову, приехал на работу немного раньше, нежели рассчитывал, крутился на стуле возли ампул с демидролом и разглядывал пробегающих мимо медсестер из ночной смены.
- Скажи что хочешь.. Придумай.. Соври.. Что я врезался в грузовик, вылетел на сотановку, утонул в бассейне, но я не приеду сегодня, - Тело от монотонных раскачиваний по инерции отклонилось назад, не удержав равновесие, Хига ощутимо ударился об пол головой, - Нет, веская причина отсутствует, я просто не приеду...
Дождавшись в речи собеседника единственного слова «Хорошо», Йоши счел свой долг выполненным и повесил трубку.
Потолок встретил черно-белыми точками, вечно меняющими свое местоположение. Еще несколько минут, и он уснет на холодном полу, в мокрой одежде. Уснет на два-три часа, в которые будет постоянно просыпаться от дрожи по всему телу и боли, что сохранится еще на сутки.
Проснется лишь для того, чтобы встать на ноги, выкурить три четверти сигареты и переечь на кровать, где, завернувшись с головой в одеяло, проспит до вечера беспробудно.
Он не любил эту квартиру. Не любил здесь находиться, а еще больше — жить.
Изображение перед глазами начинало темнеть и плыть...

4

Йоширо распахнул глаза, выгибаясь в позвоночнике. Он снова падал в какую-то пропасть, тщетно протягивая руки вверх. Там, где еще виднелся свет, такой теплый и скоротечный...
С мокрого подоконника тонкими струйками стекал дождь — распахнутое настежь окно едва поскрипывало от очередной ветровой атаки.
С трудом поднявшись и размяв шею и руки, Кадзэ посмотрел на будильник.
- Всего-то... - Сон, кажется, обошел его стороной за эти несколько часов, никакой энергии в теле и душе не чувствовалось, зато карточным веером распустились пульсирующими уколами болевые точки.
Недолго думая, Хига снял с вешалки кожаные брюки и майку-безрукавку темно-фиолетового цвета, местами потертую, всем своим видом показывая распущенность и, Слишком мягко говоря, нейтралитет к окружающему миру.
Остроносые ботфорты, походная набедренная сумка, ключи от квартиры, плеер, мобильный телефон остается разряженным лежать на полу спальни... Еще один глупый вечер, который хотелось провести не менее познавательно.
Он спускает на первый таж, проходит мимо мотоцикла, поднимая лицо навстречу рыдающему небу — сегодня не будет колес, режущих дорогу, не будет бешеной скорости и разлетающихся в разные сторон брызг. Он пойдет пешком, по ливню и холоду, продрогнет до нитки и согреется алкоголем, попытается выкурить хотя бы одну сигареу, потратив пол пачки на одну затяжку и утром вернется во все еще пустую квартиру с очередной порцией вируса под названием «простуда». А, может быть, грипп. Но, если совсем повезет, то несколько недель любовно будет выплевывать легкие в руки от пневмонии.
Да здравствует свобода. Да здравствует мир.

>>> Ночной клуб Ageha

5

>>> Квартира Коджиро Шого

Хига бродил по незнакомым переулкам, изредка вглядываясь в указатели, слабо освещаемые уличными фонарями. В голове крутились события минувших часов. Образы, ощущения, звуки. Одежда сохранила в себе запах ночного города, бушующей Агехи, табака и алкоголя, ветра на крыше бизнес-центра. В ушах мелькали отголоски, фразы разговора на кухне бейсера.
Поворот. Юноша исчезает в очередных новостройках.
На улице светало. Мимо проносились редкие машины, окатывая тротуары мутной водой. По небу плыли последние, отставшие от общей массы тучи.
Он миновал ночной клуб, прошел трассу, свернул в сторону своего западного района. Из парка слышался треск покинувших убежище цикад. Легкая, едва уловимая мелодия трения лапок друг о друга.
Дойдя до двора своего дома, Хига на несколько секунд остановился, втягивая в легкие утренний воздух. Западный район отличался более чистой, не такой загрязнонной как в центре атмосферой.
Его мотоцикл все так же стоял у подъезда, одиноко покачивалась на ветру накидка. Молодой человек улыбнулся, распахивая входную дверь и заходя внутрь.
Поднявшись на свой этаж, он извлек из набедренной сумки ключи. Пара поворотов в замочной скважине, и вот она, все та же пустая, все такая же темная квартира. На полу - сброшенная ночью одежда. К ней присоединилась сегодняшняя, до сих пор влажная и сырая.
Пройдя в ванную, Йоши открыл краны и наполнил ладони теплой водой. По продрогшему лицу пробежали легкие судороги.
Кадзэ извлек из настенного шкафчика мазь от растяжений и элластичный бинт.
быстрый, контрастный душ и вошедшие в привычку процедуры: лодыжка, приобретя темно-синиий оттенок кожи, неприятно ныла, прикосновение вызывало боль, слишком хорошо читающуюся на лице. Щекочущее чувство вызвал гель, так медленно впитывающийся в травмированное место. Крепко обмотав ногу, Хига смысл остатки геля и перекрыл воду.
Свежая, чистая, а, главное, сухая одежда... боже, как мало, оказывается, сейчас требовалось для счастья.
Впереди был тяжелый, рабочий день, в котором временно придется забыть о своих собственных проблемах, полностью переключив внимание на проблемы общественности, непосредственно с ним связанные.

>>> Университет

В институте его ждали семинары с обожаемым профессором по анатомии, у которого он через два года будет защищать диплом, после - пациенты, навредившие своему организму в девяносто пяти случаях самостоятельно. Снова этот едкий запах медикаментов, снова рекомендации и направления.
Забота-забота-забота... То, что он дарил другим людям, полностью исчерпывая запасы и не оставляя даже крупицы себе... Своеобразное самопожертвование.

Все утро в университете было проведено впустую. Юноша пытался не заснуть на первой парте, смотря прямо в глаза преподавателю, тешил себя надеждой четко и граммотно сфорумлировать ответы на вопросы, выпивал несколько чашек крепкого кофе без сахара и сливок, выкуривал пачку сигарет в перерывах. Все впустую. Ни на секунду из головы не вылезали  мысли о том безумии, на которое он решился. Зря? пусть так, но почему его это не волновало... Почему хотелось повторить вновь? А после - еще раз. Почему хотелось вернуться обратно в тот вечер и повести разговор в иное русло?
Из долгих размышлений его вырывает звонок окончания лекций. Поднявшись с места и не прощаясь с сокурсниками, молодой человек выходит из здания, разгоняясь по прямой трассе до очередного серого и молчаливого убийцы из бетонных плит.

>>> Госпиталь >>> Кабинет хирурга

6

>>> Пиццерия Santa Fe

Дорога от южной части города до его дома заняла приблизительно в полтора раза больше времени, нежели за сколько Кадзэ, обычно, добирался.
Пустая трасса позволила навоиспеченному водителю чувствовать себя спокойнее за рулем мотоцикла, это чувствовалось, отражалось на напряженности мускулатуры, в которую Хига изредка цеплялся пальцами, стоило Коджиро слишком резко войти в поворот или отнюдь не медленно выдавить тормозную педаль.
- Я же говорил, нежнее, красавица... - Чтобы докричаться сквозь свист ветра и через пластиковый шлем, юноше приходилось повышать голос и изредка срываться на крик, - Если тебе не жалко ни меня, ни себя, то пожалей хотя бы ее и помни, что за малейшую царапину я оторву тебе голову и прочие жизненно важные отростки на теле!..
И это была истинная правда: Хига никогда не дорожил собственным телом, позволяя катать себя по дороге как дешевую, одноразую куклу, собирая все камни и кочки по пути полета. Но он всячески оберегал свой единственный любимый мотоцикл, отталкивая его в сторону или вовремя роняя на вилку. Появившиеся царапины сразу же показывались лечущему врачу в автомастерской — человеку, который, пожалуй, так же трепетно и безответно любил сей вид транспорта. Олько две пары рук могли прикасаться к его Ямахе.
Сейчас, когда ею управлял третий человек, доселе чужой и незнакомый, Йоширо не чувствовал дискомфорта и желания сбросить его с управления, заняв место первоего и единственного пилота металлической любимой.
За поворотом показался дом гонщика.
- Сворачивай направо, - молодой человек наклонился в сторону, направляя мотоцикл в нужное направление. Через несколько десятков метров он осторожно начал касаться все еще скользящей внизу земли, перебирая ногами и останавливая движение транспорта, - Приехали, тормози.
Покинув заднее сидение, он подошел к рулю Ямахи и извлек ключи, отправляя мотоцикл в ночное путешествие сновидений.
- Ну что же, можешь собой гордиться, справился, я бы сказал, хорошо, на троечку, - Похлопав по шлему Шого, выдавил сквозь усмешку парень и, дождавшись момента, когда он встанет на ноги, откатил двухколесного коня ближе к подъезду, - Посмотрим, как ты спрашиваешься в следующий раз без меня... - Входная дверь распахнулась перед новым гостем, пропуская его вперед.
Консьерж, видимо, давно спавший на журнале прихода и ухода постояльцев, не повел и ухом на скрипнувшую металлическую дверь и тяжелые шаги по плитке, издав удовлетворенный храп и продолживший разглядывать свои нереальные картинки.
До десятого этажа молодые люди добралис достаточно быстро. Хига первым шагнул к двери своей квартиры, поворачивая ключи в замочной скважине и проталкивая дверь внутрь помещения.
- Собственно... - Удаляясь вглубь комнаты и отталкивая кучу все еще неубранных вещей ближе к шкафу, - Располагайся, наслаждайся, но не увлекайся, - Возвращаясь обратно в холл и заворачивая на этот раз в ванную, на ходу говорил юноша. Вымыв руки, он отправился на кухню, - Кстати да, можешь оглядеться, что-то даже потрогать руками, - Распахнутая дверца холодильника озарила приглушенным светом практически полностью пустые полки, - Алкоголя мой дом не предусматривает, впрочем, как и наличие еды, - Дверца захлопнулась, хозяин квартиры продолжил изучение настенных шкафчиков, - Но, думаю, после пиццерии ты еще не настолько голоден, что рискнешь попробовать на вкус уже черт знает сколько времени лежащие в холодильнике продукты.
Из своей комнаты Хига услышал шорохи. На пару минут воцарилось молчание, которое Кадзэ нарушил шагами по прохладному паркету.
Проходя в комнату, он опустился на пол, подобрав под себя ноги, и поставил рядом громоздкий чайник с двумя стаканами.
- Это полезней будет, - Йоширо сосредоточенно начал взбалтывать содержимое сосуда в руках, затыкая большим пальцем руки носик, дабы не пролить жидкость. В прозрачные стаканы желто-изумрудной струйкой начала переливаться ароматная горячая вода, - Чай. Зеленый. С мелиссой, - Отрывисто объяснял Кадзэ без тени улыбки на лице.
Как только импровизированная чайная церемония подошла к концу, он жестом руки пригласил к наполному столу Шого, протягивая тому второй стакан.
- И все же, - Он поднес к губам чай, вдыхая насыщенный аромат разнообразных трав, - Мне безумно интересно — какого черта мы делаем у меня? - Первый глоток согревающей энергией растекся по горлу, - Коджиро Шого что-то скрывает? Не договаривает? Чего-то хочет? - Стакан был отставлен в сторону, а руки скрестились на груди, Хига, склонившись в корпусе, приблизился к собеседнику, - Я чего-то не знаю?.. - Легкий прищур глаз.

7

Пиццерия Santa Fe >>>

Поездка по городу прошла довольно сумбурно, несмотря на все усилия сидящего за рулем водителя. Где-то он не совсем точно вошел в поворот, где-то — чуть сильнее, чем надо надавливал на педаль тормоза, на что сразу же следовали недовольные замечания Йоширо.
«Да я посмотрю, ты прямо кайф ловишь от моей беспомощности», - усмехнулось подсознание. - «Ничего... я тебе еще устрою прогулку по крышам разрушенных зданий».
Несмотря на  возмутительную грызню подсознания, было на легкость хорошо. Тело постепенно начала привыкать к выполняемым действиям, а молодой человек потихонечку стал даже импровизировать в действиях, находя самый оптимальный подход к управлению спортивного мотоцикла. Ветер бил в тело, но уже не так сильно, как при первой поездке — все таки Шого пока еще только учился и вел Ямаху с предельной осторожностью.
- Если разобью твою любимую, то подарю тебе новую-ю-ю, - громко и весело выкрикнул Коджиро неуклюже вписываясь в следующий поворот.
Это хорошо, что движение на дорогах на данный момент сходило на нет. Основной поток машин уже прошел, час пик давно закончился и можно было смело наслаждаться практически спокойными ночными улочками Токио с минимум транспорта, наличествующего на них.
Бейсеру определенно нравились новые ощущение, подаренные быстрым движением на мотоцикле, нравилось как ветер обволакивал тело. Словно при полете, словно в воздухе, когда ты, раскидывая руки приближаешься к земле: они были чем-то похожи, но в тот же миг кардинально отличались друг от друга, словно близнецы, разлученные между собой еще когда-то давно, в детстве.
Повинуясь команде Хига, Шого свернул во внутренний дворик многоэтажке. Вот и добрались.
Он хотел было подняться с сиденья водителя, как парочка легких похлопываний прошлись сверху по мотоциклетному шлему.
- Хей, не задирайся, герой! - Выкрикнул молодой человек, пытаясь увернуться в сторону от очередного хлопка по шлему.
Тут же тот уже третий раз за эти сутки покинул голову и сразу же вручился в руки мотогонщику.
- И, все таки, это было здорово, - восхищенно произнес Чума. - Спасибо тебе за еще одно безумие на сегодня.
Железный конь отправился на свою стоянку, а экстремалы проследовали в подъезд, проходя в том мимо занимающегося своими делами консьержа.
«И для чего они здесь сидят?» - В тему подумалось Коджи.  - «Сколько их видел, толку от них никакого. Сидят и просто убивают на работе время.»
Тем временем Йоширо уже надавил кнопку десятого этажа на боковой панели лифта и тот начал неспешно подниматься вверх.
«А зачем я к нему напросился?» - вдруг всплыла в голове вполне логичная мысль.
Но тогда, в пиццерии, произнесенные навеселе слова пришлось настолько вовремя и в тему, что отступать сейчас не было смысла. Он до сих пор не знал, что будет дальше, чем вообще закончится ночь, но, как ни странно, это-то как раз ему и безумно нравилось, оставляя обыденную тоску и монотонность дней далеко позади и впуская в жизнь все новые и новые искорки неизведанных ранее действий и событий.
Хига провернул ключи, отпирая замок своей квартиры и, толкнув дверь, шагнул на свою родную площадь. Шого вошел за ним, неспешно снимая обувь в прихожей, пока хозяин жилплощади скрывался из виду в помещениях.
- Располагайся, наслаждайся, но не увлекайся, - наконец произнес он, снова скрываясь, на этот раз, судя по всему где-то на кухне.
- А чем мне увлекаться-то? - Отозвался Коджиро, но его спутник судя по всему не расслышал эти слова за перегородками стен.
«И куда проходить?..»
Медленно ступая по полу,  Чума направился в первую попавшуюся на пути дверь. Оглядев заваленное бумагами и прочим учебным хламом пространство и взглянув на стоящую в углу кровать, молодой человек сделал вывод, что попал в комнату, одновременно являющуюся чем-то вроде рабочего пространства для Кадзэ.
Аккуратно отодвинув в сторону какие-то бумаги и стопочкой положив их на письменный стол, Коджи присел и стал дожидаться появления хозяина квартиры.
тот вскоре появился в дверном проеме вместе вместе с чайником и двумя кружками, от чего у Шого сразу же вопросительно поползли брови вверх.
«Неужели чай?...»
Слова собеседника вкупе с действиями действительно подтвердили догадку — чай. Да еще и зеленый.
Бейсер спустился на пол, принимая в руки кружечку зеленоватой жидкости, брезгливо её оглядел и так и не заставив себя попробовать, сразу же отставил в сторону.
- Я сам думал по пути сюда над этим вопросом, - пожал плечами экстремал. - И знаешь к какому выводу пришел? - Он улыбаясь тоже заговорщически  склонился в сторону Хига и уже на самое ухо переходя практически на шепот произнес: - Я НЕ знаю.
Довольно улыбаясь, сам не понимая этому причины,  Чума вновь вернул прежнее положение корпусу, смотря прямо в глаза мотоциклисту.
-  Возможно, что-то потянуло, возможно, так сложилась судьба.... - Взгляд снова упал на отставленную в сторону чашечку зеленого чая и та, движением руки была аккуратно подхвачена и замерла в воздухе, обрывая доселе произносимую фразу. Кождиро еще раз взглянул на зеленоватый оттенок водички, поморщился и вновь поднял глаза на своего сегодняшнего спутника, наигранно недовольно сводя к переносице брови и сделал маленький глоток, - И как ты пьешь эту дрянь?.. - Уже более тихо, скорее самому себе.
- А ты почему согласился пригласить меня в свою квартиру? - Задорно подмигнув на манер Кадзэ, поинтересовался экстремал. - Или ты тоже мне чего-то не договариваешь? Скрываешь? Может быть у тебя появились какие-то планы?

8

Кадзэ проводил взглядом поставленную на пол собеседником кружку. Губы искривились в усмешке, а корпус вернулся в первоначальное положение. Глубокий вдох и размеренный, тихий выдох, сопровождаемый легким покачиванием головы в разные стороны.
- Не обижай меня, Коджиро Шого... - молодой человек с некой долей артистизма провертел кружку в руках на подобии гончара, лепившего глиняный сосуд и сделал осторожный глоток, - Эта гадость, как ты выразился, бодрит не только дух... - До этого момента прикрытые глаза распахнулись, оглядывая собеседника исподлобья, - Но и тело.
Вытащив из кармана пачку сигарет и пододвинув ближе одну из пепельниц, покоившихся на полу,Хига щелкнул зажигалкой, выпуская маленькие колечки изо рта. Пачка сигарет скользнула по паркету в сторону бейсера.
- Впрочем, если ты, спортсмен, предпочитаешь алкоголь, который из принципа противоречит твоему образу жизни, то я с радостью приготовлю тебе коктейль "Смерть медика" из нашатырного и этилового спирта и даже добавлю пару капель лимонного сока. Сохранность разума, впрочем, как и сердца не обещаю, ноооо... - В руках снова возник стакан с чаем, - Если ты именно так привык расслабляться, то я помогу тебе и в этом... - Учтивый кивок головы в знак своеобразной покорности, поддерживая выбор юноши.
- И кстати, прошу заметить, что не я пригласил тебя к себе, а ты напросился ко мне, следовательно, тебе этого хотелось.. да ладно, признайся, хотелось ведь?.. - Кадзэ уперся свободной рукой в пол, отбрасывая с глаз челку и с интересом разглядывая бейсера, - А еще мне хотелось посмотреть как ты будешь корячиться на мотоцикле и в какое русло на этот раз выльется твой пафос, и да, я уже говорил тебе, что мне с тобой как-то по особому.. ощущается. Чем-то ты меня к себе привлекаешь, Коджи-сан.

9

«А он весьма уверен в себе, раз говорит прямо такие вещи», - усмехнулось подсознание. - «Значит тоже не из робкого десятка предпочитающих недоговаривать людей.»
«Знаешь, ты просто вынес мой мозг... В хорошем смысле этого слова»
- Просто понял, что не хочу с тобой расставаться, - приподнятый подбородок и сделанный новый глоток горьковатого напитка. Коджиро тоже предпочел говорить полностью прямо. Впрочем, он всегда это предпочитал, поэтому и признал все как есть.
Шого покачал в руке глиняную чашечку, глядя на то, как жидкость внутри касается стенок и, плавно обволакивая их, возвращается в исходное положение.
- Я не любитель выпить и не люблю расслабляться таким образом, - заметил Шого и улыбнулся. - Тем более, что это негативно может отозваться на спортивной форме. Да и более менее серьезные напитки я употребляю редко в компании ребят, да и то по случаю - Взгляд неосознанно поймал движения пачки сигарет вдоль столика в его сторону, а в нос ударил пока еще слабенький запах табачного дыма со стороны Йоширо.
- Но! - Палец бейсера взмыл вверх, разрезая воздушное пространство. - Признаюсь тебе честно, у меня неразделимая любовь практически ко всем пивным напиткам, вот с этим, хоть и стараюсь себя весьма и весьма ограничивать, не могу ничего поделать. Как и с курением, - уже чуть более тише добавил он пожимая плечами. - В конце-то концов, у всех нас есть свои те или иные слабости, чем я хуже?
Странно. Наверное впервые за долгое время разговор давался легко и непринужденно. В обычном общении с кем-то Шого либо замыкался в своём пространстве, не давая даже и близко подступиться к себе, отделываясь на все вопросы лишь отдельными фразами и всухую произнесенными односложными предложениями, либо наоборот — нарывался на приключения довольно язвительными выражениями или открытым текстом сразу же говорил о том, что ему не нравилось или не устраивало.  На данный момент слова словно приобрели душу, стали более открытыми и оживленными, как и эмоции молодого человека.
Он неосознанно постепенно открывался своему новому знакомому и впервые в жизни ощутил, что это может быть так чертовски приятно.
Коджи без слов понимал собеседника, а тот, в свою очередь, понимал его. Образовывались все новые и новые ниточки взаимопонимания между экстремалами, а первоначальные все сильнее начали укрепляться.
С этим человеком было действительно хорошо.
Подавшись корпусом вперед и вытянув было руку, чтобы дотянуться до пачки сигарет, Шого вдруг ощутил очень резкое жжение, распространяющееся по телу с правой стороны, начиная от ребер и опускающееся ниже к бедру, что заставило тут же податься назад и вскочить на ноги.
- Черт! - Ругнулся Чума, быстрыми скользящими движениями руки, которая до этого пыталась подцепить пачку сигарет отряхивая правую сторону одежды, по которой уже хорошо так расплылось мокрое пятно от пролитого на неё чая. - Это было горячевато.
Тело постепенно отходило от начального импульса самосохранения, вызванного столь непредвиденным событием. Второй рукой бейсер продолжал на автомате держать уже пустую глиняную чашечку еще только недавно содержавшую в себе чайный напиток. Теперь Кождиро смотрел на Хига сверху вниз.
«Всегда знал, что нельзя изменять любимому кофейному напитку» - Ехидно кольнувшая мысль вдруг почему-то заставила рассмеяться.
- Я теперь на наглядном примере понял, что ты имел ввиду, когда говорил о том, что зеленый чай бодрит  не только дух но и тело.
И почему-то даже эта абсурдная ситуация и мокрые пятна, пахнущие чаем на футболке и штанине принялась разумом как нечто нормальное. Подумаешь, пролил чай. Ну и что?..
Шого смеялся.

10

- Не знаю как в клубе мне удалось влить в себя пиво, так как ни на вкус, ни на запах я этот напиток не переношу, - Йоши повел плечами, поджав губы и презрительно сощурился, - Хотя, после бутылочки хорошего саке и того адреналина, что нахлынул в Агехе было абсолютно все равно что и в каком количестве пить..
Чашка с чаем опустела и опустилась на пол. Сигарета впечаталсь в пепельницу, в то время, как Шого только собирался подарить своему организму очередную дозу отравленного дымка, которого в ломке так требовало тело.
Йоши достаточно поздно отреагировал и на повышенные тона в голосе собеседника, и на его последующие действия, и на пролитый по паркету чай. Выпрямившись в позвоночнике и скептично оглядывая пострадавшего, в некой задумчивости он потер левый висок.
- Боги, если ты так не хотел пить эту гадость, то мог сказать об этом в лицо, а не проливать на себя, - Подняв вторую чашку и отставив ее в сторону, молодой человек поднялся на ноги, - Ну и как ощущения? Взбодрился?.. - Йоширо с какой-то странной улыбкой подошел ближе к Коджи.
Неспешным движением указательного пальца он подцепил майку новоиспеченного гостя, чуть ее приподнимая и разглядывая покраснения на коже. Довольно хмыкнув, он сделал шаг назад, выпуская из рук промокшую ткань одежды.
- Я задумался о том, что мы приносим друг другу сплошные ранения... Сначала драка, потом этот... прыжок.. - Хига неосознанно перемялся с ноги на ногу, - Ну вот а теперь ты еще и ошпарился. Чем не парочка мазохистов.. Но знаешь что?..
Молодой человек подошел к окну, расшторив его и впуская в комнату первые лучи нового дня. За стеклом по небу разливались свежие краски, а свет от все еще не проснувшегося солнца был настолько мягким и теплым, что Йоши невольно зажмурился, впустив на лицо улыбку.
Новый день действительно располагал к себе. Пожалуй, все говорило о том, что скоро до страны восходящего солнца доберется то самое жаркое лето, которое так ждал каждый ее житель... Каждый день или ночь, пробираясь сквозь глубокие лужи к своему дому и там, держа в руках горячую кружку с чаем или кофе, люди стояли у окна, всматриваясь в черные тучи, нависающие над крышами домов. Скрывались под зонтами, прятались в машинах, ютились под козырьками... И в душе мечтали о лете. Теплом, ярком, красочном лете. О вечерних купаниях в море и в фонтанах, о солнцезащитных очках, о скитаниях по цветущему парку возле храмов...
Нет, Кадзэ не любил лето. В какой-то степени даже ненавидел, но все те эмоции, что сочились сквозь стекло, сидя на этих теплых лучах солнца, заставляли хотя бы на несколько секунд радоваться жизни и радоваться тому, что он видит все это. Пусть и уже знакомую не в первый и даже не в тысячный раз картину, но... Все это было до безумия приятно.
Тряхнув головой, Йоши повернулся к Коджиро. Кажется, он простоял так слишком долго, вызвав тем самым легкое непонимание во взгляде второго юноши.
- Так вот... - Он вернулся обратно на свое место, встав напротив бейсера, - Раз уж наша встреча так приятно затянулась, я давно хотел тебе сказать, что нападение у тебя в драке ужасное, ты настолько циклишься на технике, что не ожидаешь, соответственно, непредсказуемых ударов со стороны оппонента со, скажем, моим стилем драки..., - Кадзэ сплел пальцы и вывернул ладони по направлению к себе, вызвав тем самым хруст затекших суставов, - У меня же наоборот, я, пожалуй, слишком уверен в себе, поэтому моя тактика — нападение, но вот незадача, с тобой, человеком другого поведения боя, не прокатило... - Резкие повороты головы вызвали легкие искорки из глаз, - И у меня, и у тебя, как показала практика, есть пробелы как в атаке, так и в обороне, и я хочу подлатать этот механизм, - Йоширо развел руки в стороны, - Если ты, конечно, не против. Вдруг у меня больше не выпадет возможность набить тебе... что-нибудь.

11

Бейсер еще разок прикоснулся к мокрому пространству на своей футболке. Ничего, высохнет. А то, что он предпочитал носить черные вещи было только в плюс — пятна не было видно. Выбор одежды, конечно, проходил по немного другим критериям, главными из которых  являлись:: максимальная   неброскость ночью и незаметность на ней следов крови. Кроме того, черный он просто любил.
Коджи, слегка сощурив глаза, посмотрел на Йоширо.
- То есть, ты предлагаешь нам еще раз подраться? - Уголки губ поползли вверх складываясь на манер улыбки.
Рука потерла подбородок.
- Хм, - молодой человек словно размышлял, с чего можно начать. - Ну скажем, стили у нас разные, на разном базируются, имеют принципиально различную друг от друга основу... Я действительно техник и, столкнувшись с тобой, не мог сразу понять, чего ожидать и от чего защищаться. - Теперь рука указала на собеседника, - А вот у тебя, насколько я смог уловить, стиль ближе к уличным дракам,  где главное — это быстрее вырубить соперника, пренебрегая защитой и переключиться на остальных.
Подправить технику боя было разумным решением — в будущем это пригодится в похожих ситуациях, когда соперник будет использовать похожую тактику ведения поединка. Вот только осмотревшись по сторонам, Шого пришел к выводу, что в этой комнате приемами делиться все же не стоит, так как на небольшом пространстве они с легкостью могут что-нибудь задеть и повредить, а портить чужое имущество очень не хотелось.
А еще, после импровизированной чайной церемонии данное предложение прозвучало словно глоток свежего воздуха. Чума действительно не любил чай, а старинные традиции навевали на него тоску.
- Только не в этой комнате, - произнес Коджиро и развернувшись направился в коридор, на секунду останавливаясь у выхода из спальни, чтобы сориентироваться, куда следовать дальше. С другой стороны наличествовал еще один дверной проем, в который с данной позиции был не шибко хороший обзор, но по общему впечатлению можно было определить, что комната довольно большая, скорее всего — зал.
Убедившись в том, что Хига следует за ним следом, бейсер продолжил свой маршрут исследователя.
Второе помещение в этой квартире оказалось действительно довольно просторным и заставленным по-минимуму.. Проще говоря, практически идеально подходило для тренировок техник ведения боя. Музыкальный центр и телевизор экстремалы не заденут точно, а вот диванчик, стоящий прямо посредине комнаты мог легко попасть под раздачу, поэтому логичнее всего было отодвинуть его хотя бы к стене.
Шого взглянул на Йоширо, но тот похоже и сам уже догадался, о чем пойдет речь.
Диван был отодвинут в сторону и больше не сковывал движения и Коджи не став терять времени сразу же занял оборонительную позицию.
- Гляди, - две трети собственного веса были перенесены на заднюю ногу,  плечи сместились вперед, а кулаки заняли свою позицию на уровне подбородка. - Это моя основная защитная стойка. Я хорошо в ней себя чувствую и в любой момент могу сменить на атакующую.
Бейсер показал парочку основных движений из такого положения, показал, как действовать при каких ситуациях, реагировать на атаки, блокировать их и резко переходить в контрнаступление, пока противник выходит на следующую позицию. Продемонстрировал, как ведут себя ноги и руки в конкретных ситуациях, описал ситуации, в которых лучше просто уйти от удара. В общем, все главные принципы использования данной стойки, после чего слегка махнул пальцами кадзэ.
- Попробуй теперь ты.


Вы здесь » Extreme Tokyo » Жилой район » Квартира Йоширо Хига